Зал судебных заседаний

Криминальная Латвия: чем занимаются полицейские, прокуроры и судьи в стране

1466
(обновлено 13:17 21.04.2018)
В Латвии вымогатели, убийцы, грабители, насильники и другие преступники могут спокойно продолжать свою криминальную деятельность, ведь мешать им никто даже не собирается

РИГА, 21 апр — Sputnik, Евгений Лешковский. На днях депутат парламента, член Комиссии по обороне, бывший министр внутренних дел Янис Адамсонс обнародовал факты, которые многие представители МВД хотели бы скрыть. По данным Госконтроля, 40% уголовных процессов в Латвии прекращаются из-за срока давности. То есть, они фактически не расследуются.

В курсе проблемы и Михаил Черноусов — доктор права, адвокат, руководитель общественной организации Society for Baltic security (SBS), в советские годы служивший в Уголовном розыске и работавший в Высшей школе МВД, а в начале 1990-х руководивший Латвийской Федерацией детективов и служб безопасности. Сейчас Черноусов сталкивается с работой полиции уже по долгу своей работы в качестве присяжного адвоката.

Присяжный адвокат Михаил Черноусов
© Sputnik / Sergey Melkonov
Присяжный адвокат Михаил Черноусов

Преступления без наказаний

По словам Черноусова, то, что 40% дел прекращается по сроку давности, для специалистов не новость. Черноусов подчеркнул, что это не просто очень много, а полный развал в работе полиции. Он отметил, что можно ругать политиков, руководство МВД, но и с самих полицейских вину снимать нельзя.

Теперь до абсурда доходит, когда у одного следователя накапливается по 200-300, а то и 500 дел. Представьте, что это за цифра.

Когда 300 дел, полицейский каждый день должен раскрывать по одному, чтобы успеть хотя бы за год. А если 500 дел? В день по два раскрывать? Руководитель SBS сильно сомневается, что в латвийской полиции найдется хотя бы один наследник методики Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро.

"Полицейские не скрывают, что им времени хватает лишь на ежегодное перешивание дел и перекладывание бумажек. Ну и еще им хватает времени составить какую-нибудь отписку, чтобы создавалась видимость работы. А есть ведь еще и "перемещение работников следствия по горизонтали". То есть, сидит в одном месте следователь, ничего толком не делает, его переводят в другой отдел на такую же должность, на место такого же профессионала. Он перенимает у него сотни дел и оставляет после себя столько же. В итоге ни с какого следователя ничего не спросишь, на все можно ответить, что не я дело начинал, но готов продолжить в порядке очереди", — рассказал Черноусов.

Даже "светлые дела" не хотят раскрывать

В итоге виновные ходят на свободе. Но мало того, не совершается правосудия. Зачастую полицейские, следователи, откровенно издеваются над потерпевшими, намеренно затягивая их дела, не желая работать.

Вместо того, чтобы четко спланировать и провести необходимые розыскные мероприятия, честно и грамотно выполнить работу, полицейские защищают виновную сторону, ведь тогда легче – не нужно заниматься расследованием. А часто последнее происходит и за взятки, что не секрет даже для генпрокурора Эрика Калнмейерса, который тоже говорил об этом в СМИ.

"Полицейские не хотят ничего делать даже по "светлым делам", когда все есть — обвиняемые, потерпевший, свидетели, понятен мотив, имеются доказательства — часто видеозаписи и аудиозаписи. А что уж говорить о сложных делах, когда действительно надо проводить серьезное расследование. Такие дела просто откладываются в стол и о них предпочитают лишний раз не вспоминать", — подчеркнул Черноусов.

Как соседи превращаются в вымогателей

На днях в суде Пардаугавы как раз слушалось "светлое дело", в котором, очевидно, замешаны и прямые интересы прокурора Инты Пумпуре, и полицейских Курземского предместья Риги.

Потерпевшая в деле — Валентина Чумакова. Вначале у нее просто выпрашивали деньги, затем стали вымогать, угрожать и всячески третировать: то в подъезде с кулаками набросятся и одежду порвут, то окна в квартире разобьют, то подъезд разукрасят гадкими надписями. В итоге соседи с первого этаже довели мужа Валентины — Игоря до инсульта, и несчастный две недели назад умер. А дело, кстати, тянется уже шесть лет.

Валентина Чумакова
© Sputnik / Sergey Melkonov
Валентина Чумакова

"Буквально напротив моего дома на улице Сколас находится офис моей фирмы. Как-то раз я обсуждала на улице один заказ, где фигурировали солидные суммы, это подслушала соседка по дому Ирина Гайдамачук, стоя за углом здания, и началось…" — рассказала Чумакова.

Вначале Ирина у нее просто выпрашивала деньги, говорила, что дочь Ярослава скоро в очередной раз рожать будет (у нее четверо детей) и нужны средства — хотя бы пятьсот евро или тысячу. Потом Ирина уже стала требовать эти тысячи: постоянно звонила на телефон Валентины, караулила ее под дверью, в квартиру ломилась.

Довести человека до смерти — это мелкое хулиганство

Валентина и полицию неоднократно вызывала, и заявления писала. Потом она установила в подъезде видеокамеры и все "приятные встречи" с соседкой записывала. Видео и аудиозаписи Валентина передавала полиции. Несмотря на то, что полиция Курземского предместья все записи принимала, но особенно не реагировала, а чаще прямо выгораживала Ирину. Вскоре к Ирине подключилась не только дочь Ярослава, но и ее муж, и даже дети, младший из которых еще в школу не ходит.

Стоит отметить, что муж Ярославы Юрий Жеребцов неоднократно попадал в поле зрения полиции по самым разным делам.

"На нас не просто морально давили, но угрожали, пытались выжить из дома. Вот, в итоге, мужа со мной уже нет — его довели соседи. Я удивлена работой и полиции, и прокурора, которые не принимают во внимание, вернее, попросту отметают многие факты. И очевидно, что все, включая судью, постараются добиться, чтобы поведение семьи Ирины классифицировали как хулиганство, но уж точно не вымогательство и не доведение человека до смерти", — считает Чумакова.

Особого рвения расследовать дело у полиции не наблюдается. Почему? Дают ли людям в форме взятки или полицейским попросту лень заниматься расследованием? Результат-то в итоге один. Причем это дело как раз относится к "светлым", где все очевидно и имеются необходимые доказательства.

Адвокаты в зале судебных заседаний
© Sputnik / Sergey Melkonov
Адвокаты в зале судебных заседаний

Плоды безнаказанности

Безнаказанность порождает новые преступления. Это не новость. Но об этом все уверенно стараются не вспоминать. Всю правовую систему в Латвии необходимо менять — законы, процесс.

Почему полицейские не хотят работать? Они говорят разное — зарплаты маленькие, дел много. Отговорки всегда можно придумать. Но, тем не менее, полицейский все же приходит на работу, получает неплохую зарплату, у него идет стаж. А нераскрытых преступлений вал! И все при этом работают, все при деле – и полицейские, и прокуроры, и судьи.

"В системе досудебного расследования и осуществления правосудия, на мой взгляд, нарастают критические противоречия. Без существенной модернизации Уголовно-процессуального Закона, а также организации работы полиции и прокуратуры, могут возникнуть необратимые проблемы", — заключил доктор права, адвокат Михаил Черноусов.

1466
Теги:
прокуроры, судьи, полицейские, Латвия
По теме
Убийственная статистика: число тяжких преступлений в Латвии растет
За 27 лет в Латвии не произошло тяжких преступлений на почве расизма
В Латвии заведено несколько уголовных дел по преступлениям против природы
Рижский свободный порт

Не как в Бейруте: Рижский порт уверен в безопасности своих терминалов

4
(обновлено 10:03 06.08.2020)
Любое хранение и перевалка опасных грузов в Рижском свободном порту возможны лишь при особом согласовании со службой среды

РИГА, 6 авг — Sputnik. Управление Рижского свободного порта заверило, что опасные грузы в порту находятся под строгим контролем, сообщает BNN.

Во вторник вечером в районе порта Бейрута произошел мощный взрыв, причиной которого, по заявлению властей Ливана, стало ненадлежащее хранение 2,7 тысячи тонн аммиачной селитры. По последним данным, 135 человек погибли и около 5 тысяч пострадали, многие считаются без вести пропавшими. В результате взрыва была повреждена половина зданий города.

При этом, как сообщила Государственная служба защиты среды (ГСОС) , в Латвии также есть шесть объектов, на которых хранится аммиачная селитра. Самый крупный из них - Riga Fertilizer Terminal (RFT) - находится в Риге, на Саркандаугаве.

Впрочем, представители компании "Уралхим", которой принадлежит терминал, заверили, что RFT соответствует всем требованиям безопасности и возникновение там ситуации, подобной ливанской, невозможно.

Это информацию подтверждают и в Рижском порту. Представитель управления порта Лиене Озола пояснила, что, согласно правилам кабинета министров, для проведения работ с опасными грузами работающий в порту коммерсант должен получить выданное ГСОС разрешение категории B.

Это означает, что любое хранение и перевалка такого типа грузов в порту возможны лишь при особом согласовании с ГСОС после оценки рисков о соответствии территории предприятия и технологического процесса окружающей среде и стандартам безопасности.

В Рижском свободном порту контроль за оборотом опасных и загрязняющих грузов осуществляет Латвийская морская администрация (ЛМА), которая следит за соблюдением грузооборота, а также проводит проверки на кораблях. Для контроля грузов на территории порта правлением назначены портовый инспектор и инспектор по пожарной безопасности, которые регулярно, но не реже раза в четыре месяца, проверяют оборот опасных и загрязняющих грузов в портовых предприятиях.

При констатации нарушений, которые могут представлять угрозу безопасности грузооборотов, технологический процесс приостанавливается до предотвращения недостатков, о чем извещаются ГСОС и ЛМА.

Кроме того, согласно установленному законом порядку, на терминалах повышенной опасности должны проводиться учения гражданской обороны не реже одного раза в год.

Вчера на заседании Высшего совета по национальной обороне Ливана стало известно, что конфискованная в 2014 году аммиачная селитра хранилась в ангаре, дверь в который как следует не запиралась, а в стене был зазор, через который можно было легко входить и выходить. По предварительным данным, взрыв произошел во время сварки двери - искра подожгла взрывчатые вещества в ангаре.

 

 

4
Теги:
Бейрут, Ливан, Рижский свободный порт, Рига, Латвия
По теме
Десятки человек погибли при взрыве в порту Бейрута
Более ста погибших, тысячи пострадавших: страшные кадры взрыва в порту Бейрута
Взрыв в порту Бейрута: что известно о трагедии в столице Ливана
"Уралхим": взрыв селитры на нашем терминале в Риге невозможен
Даугавпилсская региональная больница

Ставок больше, чем часов в сутках: латвийским больницам не избежать реформы

35
(обновлено 10:20 06.08.2020)
Аудит больниц выявил, например, такие проблемы, как разная нагрузка специалистов в больницах разного уровня при сопоставимых зарплатах, нехватка контроля над интернами, совмещение должностей

РИГА, 6 авг - Sputnik, Дмитрий Олейников. До конца этого года должна быть завершена реформа больничной сети Латвии, начатая в 2018 году. Прошедшие два года выявили проблемы  - с ними столкнулись и медицинские учреждения, и их посетители.

С заявлением, что реформу надо завершать в этом году, на заседании комиссии Сейма по социальным и трудовым делам выступила министр здравоохранения Илзе Винькеле. Она, в частности, отметила, что уже до сентября планируется завершить переговоры с больницами, за которыми последует подготовка соответствующих изменений в правилах кабмина, регулирующих деятельность медучреждений. Новый год больницы начнут с новыми договорами, заключенными с Национальной службой здоровья.

По словам заместителя руководителя Инспекции здоровья Аниты Слокенберги, в Латвии работают 54 больницы. 26 из них разделены на пять уровней. На высшем, 5-м уровне находятся три университетские клинические больницы в Риге. 4-й уровень – это крупные региональные больницы. Больницы 3, 2 и 1-го уровней – локальные. 28 больниц остаются вне распределения по уровням. В их числе – 14 специализированных медицинских учреждений и столько же – частных клиник.

Оценивая соотношение больниц и численности населения, Инспекция здоровья делает вывод, что пропорция достаточная. На каждые 73 тысячи жителей приходится по одной больнице. За пределами Риги соотношение еще более благополучное – по одной больнице на 56 тысяч жителей.

Внешне складывается вполне благоприятная картина. Необходимость проведения реформы никто (в том числе и на заседании комиссии) под сомнение не ставил. До этого каждая из больниц развивалась самостоятельно, порой закупая неоправданно дорогое оборудование, которым пользовались чрезвычайно редко, а порой – из-за нехватки специалистов – оно и вовсе простаивало. В ходе реформы акцент был сделан на централизацию услуг: в больницах 1-го уровня оказывают лишь терапевтические услуги и обеспечивают уход за больными, самые легкие (и массовые) случаи могут решаться в больницах 2-го и 3-го уровня, далее – в зависимости от сложности – больных доставляют в региональные больницы 4-го и 5-го уровней, при необходимости или в зависимости от места жительства больного.

При этом исследование, проведенное Инспекцией здоровья, выявило много рисков и минусов.

Во-первых, финансовый аспект: значительная разница в затратах на обслуживание одного пациента. Чем пациентов больше, тем себестоимость лечения каждого – меньше. В 2019 году средние расходы на одного пациента в приемном отделении больницы 4-го уровня составляли 90 евро, в больницах 3-го уровня – уже 160 евро, в больницах 2-го уровня – 266 евро.

Наблюдается значительная разница в оплате труда врачей в больницах различных уровней, особенно принимая во внимание среднее количество поступающих больных. Так, в больницах 5-го уровня 57 специалистов со средней зарплатой 2094 евро принимали примерно по 491 больному в день. На 4-м уровне ситуация уже другая – 63 специалиста, 434 случая в день, а средняя зарплата выше – 2200 евро. В больницах 3-го уровня пропорция меняется еще сильнее: 41 специалист, 159 случаев в день, зарплата – 2 171 евро.

Диспропорция отмечается в количестве произведенных хирургических операций. Так, в Лиепайской региональной больнице (4-й уровень) в среднем в день проводится 15,6 хирургических операций, в Даугавпилсской региональной больнице – 10,11 операций. При этом, в такой же по статусу Северо-курземской региональной больнице в день производится лишь 4,93 операции, в Екабпилсской региональной – 4,21. Разница по этому показателю в больницах 2 и 3 уровня еще более значительна. 6,15 операций в день в Мадонской больнице, 3,7 – в Юрмальской, и при этом, у "аутсайдеров" - 0,94 операции в день в больнице Алуксне, 0,65 – в Краславе. Напрашивается очевидный вывод: кому-то из больниц, в ходе реформы, придется усилить мощности, тогда как другим, очевидно, необходимо будет снизить статус до отвечающего действительности.

По такому показателю, как принятые роды, больницы различаются в такой же степени. В 2019 году, говоря о 4 уровне, больше всех – 1122 родов - приняла Видземская больница, на втором месте – 1043 – Лиепайская региональная больница. При этом, в Резекненской больнице количество принятых родов составило 483. Среди больниц 2 и 3 уровня, лидером по родам является Юрмальская больница – 1677, а аутсайдером – объединение Балвской и Гулбенской больниц – 242. При этом, по рекомендациям безопасности Организации экономического сотрудничества и развития, больница ежегодно должна принимать не менее 1000 родов, по стандартам Латвии – не менее 500. Большое количество, в данном случае, означает больший опыт врачей, большую безопасность для пациентов. Разность приведенных цифр говорит о том, что министерству здравоохранения придется принимать непопулярные решения о сокращении спектра услуг для многих больниц 2 и 3 уровня.

Среди выявленных рисков отмечается перегруженность врачей. Стремясь к большей зарплате, врачи нередко работают во время одной смены как терапевты и как педиатры. "Если в больницу одновременно поступит взрослый и ребенок – кому отдадут приоритет в оказании помощи?", - задает риторический вопрос Инспекция здоровья.

Нехватка врачей приводит к тому, что многие работают в нескольких учреждениях одновременно. Что не может приветствоваться. Постоянно работающие вместе коллеги составляют, конечно, гораздо более сильную в профессиональном плане команду, нежели приезжающие на день специалисты. И, наконец, количество набранных ставок порой превышает количество часов в сутках. Даже, при условии, что часть смен дублируются, специалисты не оставляют себе времени ни на отдых, ни на профессиональное совершенствование. В результате опасности подвергаются пациенты: у специалистов возникает риск усталости, выгорания на работе, профессиональных ошибок.

Суммируя сильные и слабые стороны больниц, Инспекция здоровья в результате исследования приходит к следующим выводам. Больницы хорошо оснащены технически, здания их отремонтированы. При этом, в большинстве случаев в больницах отсутствует укомплектованный штат медиков, работающих постоянно в этом учреждении. Зачастую, в больницах не хватает даже пациентов – при норме загруженности коек в 80%, в ряде больниц средняя загруженность составляет 68%, а по некоторым отделениям – и того меньше: 25% - реанимация и анестезиология, 32% - детское отделение, 50% - родильное. Больницы не заинтересованы в развитии менее оплачиваемых услуг, на которые при этом существует повышенный спрос: уход за больными, паллиативный уход, реабилитация. Существуют определенные сложности с перемещением пациентов, как в больницы более высокого ранга, так и – оттуда – в более низкие по статусу. Разница в нагрузке и оплате труда делает почти невозможной реформу зарплат в сфере здравоохранения (о предстоящей реформе недавно объявила министр Илзе Винькеле), в то же время значительные ресурсы государства тратятся на содержание практически бесполезной площади больниц и на услуги, которые больницы не в силах оказать пациентам при существующем штате специалистов.

Министр здравоохранения сформулировала задачу реформы больничной сети так: "Наша цель – помочь больницам развивать свои сильные стороны, свою специализацию. При этом, надо помочь больницам освободиться от услуг, на которые у них не хватает мощностей уже сегодня, и не хватит в будущем. Это творческий, но непростой процесс, который нам придется завершить".

Медиков в связи с предстоящей реформой больничной сети, интересует еще два вопроса. Во-первых, что произойдет с локальными больницами в результате административно-территориальной реформы. Во-вторых, когда ожидать вновь обещанного повышения зарплат? От этого зависит мотивация, с которой молодые специалисты выйдут на работу. Либо в Латвии, либо за ее пределами.

35
Теги:
Илзе Винькеле, здоровье, медицина, Латвия
По теме
Шесть часов в очереди: министр сообщения Латвии провел эксперимент в больнице
Опасная маммография: в больницах Латвии обнаружили устаревшую аппаратуру
В Страупе закрывают единственную в Латвии наркологическую больницу
"Бардак и все признаки воровства": почему сокращение числа больниц не спасет Латвию
В крупнейших больницах Латвии некому работать: открыты почти 400 вакансий