Женщины на улице в Риге

Нехорошие латыши, статус Бога в Латвии и приметы кризиса: о чем писали латышские СМИ

787
(обновлено 12:43 24.08.2019)
Сначала латыши дурят друг дружку, потом смотрят на мир в черных тонах. Вию Артмане боготворили в Латвии, но больше любили в России. По всем приметам скоро грянет кризис

"Почему латыш вместо достигнутого фокусируется на неудавшемся?" Такой риторический вопрос о национальной ментальности задает в Dienas Bizness банкир Артис Берзиньш. По его банкирским наблюдениям, в Латвии уровень жизни в последние годы изрядно растет. Падает безработица, увеличиваются средние доходы людей, понижается загрязнение среды, возрастает число тех людей, которые получают высшее образование и в Латвии один из длиннейших оплачиваемых декретных отпусков в мире.

Да, Латвия производит все больше отходов. Но это является одним из неизбежных побочных эффектов благосостояния во всем мире (среди лидеров по этому показателю - США, Австралия, Дания, Швейцария, Германия).

Нехорошие латыши

То есть, "жизнь-то налаживается", мог бы сказать один латыш другому. Но настроение людей упрямо стоит на месте - рост достатка ничуть не означает, что люди стали более удовлетворенными жизнью. Феномен жалоб и неудовлетворенности с завидной силой укоренился в сознании латвийских жителей, сокрушается банкир. Тенденция фокусироваться на не достигнутом, не полученном, не сделанном в обществе мучительно велика.

Более того, удовлетворенность латышей жизнью находится на одном уровне с аналогичным показателем в Белоруссии, России, Либерии, Ливии и Монголии. Латвийцы не удовлетвореннее эстонцев и литовцев, хотя, казалось бы, социально-экономические показатели у схожие, а Монголия - дальше Эстонии.

Ввиду занятости или по каким-либо иным причинам люди не замечают происходящих в окружающем мире позитивных изменений, останавливаясь на наследованных стигмах - не радуйтесь слишком рано или слишком много. Драма-терапевт Кристина Рубинская объясняет этот парадокс эмоциональной и физической перегрузкой, неуверенностью в безопасности, завтрашнем дне и правильности, в долгосрочной перспективе, принятых решений. Часть общества не удовлетворены достижениями в госуправлении, скандалами коррупционного характера.

Между тем банкир пытается объективно взглянуть на то, где Латвия сейчас и где была лет двадцать назад. По его мнению, страна сделала большой шаг вперед - все чаще жители Латвии могут позволить себе вещи, которые раньше считались экстрами (эксклюзивные путешествия, лучшие автомобили и тому подобное). Конечно, пишет Берзиньш, это совершенно определенно является заслугой общества, а не элиты.

То, что латыши печальнее соседей по Балтии, не продиктовано объективными обстоятельствами, это чисто эмоциональная позиция, ментальность. Задача объяснить это по плечу психологам, антропологам и социологам. Популярный довод о том, что во всем виноваты политики, не достаточен.

И тут банкир приходит к неожиданному выводу. По его мысли, причина кроется в общепризнанной культуре "одурачивания" всех и вся. Нас обманывает элита, а мы - друг друга. Строители и автомеханики - своих клиентов, клиенты - страховщиков и наоборот, те, кто предоставляет гарантийный сервис тоже всех дурят.

И в этом замкнутом круге мы живем, философски рассуждает финансист, забывший включить в этот круг своих коллег по цеху. Если кому-то удастся вырваться из этого круга, то мы будем жить в более удовлетворенном и лучшем обществе.

"Я уверен, что это окажет положительное влияние на все общественные процессы," - оптимистично заявляет Берзиньш.

"Солнце" Латвии больше любили в России

На уходящей неделе отмечали 90-летний юбилей легенды латышского и советского кино Вии Артмане. Актриса театра Дайлес Индра Брике в Latvijas Avīze поделилась своими воспоминаниями об Артмане, с которой она играла на одной сцене.

По словам Брике, в то время более молодые коллеги практически обожествляли Артмане. У таких актеров, как Радзиня, Павулс или Пуцитис был "статус Бога".

"Для моего поколения в какой-то мере, было свойственно рассматривать Артмане, как латышское солнце, и для меня тоже, как для молодой девушки, а потом, как молодой актрисы, после всех тех фильмов, что показывали". Более того, по словам Брике, Вия Артмане была этаким латышским эталоном - эталоном красоты, эталоном чистоты. И во всех фильмах она была такой красивой, такой чистой, такой благородной, и, конечно, все хотели быть на нее похожи.

И все-таки, поклонение перед Артмане в Латвии, как бы глубоко оно ни было, несравнимо с тем, как ее обожествляли в России.

Актриса и сама признавала, что если бы она перебралась в Россию, то жила бы очень богато, в своем доме, в окружении миллионеров-поклонников и русского народа. Но при этом говорила, что нет, я все же хочу жить в своей Латвии. Здесь у нее был хозяйский дом без отопления, где она замерзала, где ей отключили воду, в результате чего она вынуждена была перебраться в провинцию.

От себя добавим, что в последние годы актриса жила у себя на родине в весьма стесненных обстоятельствах. Одна из причин этого заключается в том, что официальная власть и коллеги-деятели культуры не могли простить ей то, что она блистала в советском кинематографе.

Одна из самых выдающихся латвийских театральных и киноактрис 20-го века Вия Артмане, настоящее имя которой Алида, родилась 21 августа 1929 года в поселке Кайве Тукумского края. Родители девочки были польско-немецкими крестьянами. Отец - Фрицис Артманс - трагически погиб незадолго до рождения дочери, поэтому девочку воспитывала мать Анна Заборская. Умерла актриса 11 октября 2008 года.

Приметы кризиса

Экономист и публицист Юрис Пайдерс в Neatkarīgā Rīta Avīze пишет о парадоксальной вещи. С августа один из крупнейших банков Дании Jyske Bank начал выдавать ипотечные кредиты на 10 лет с отрицательной годовой ставкой -0,5%. Еще раньше Nordea стал выдавать ипотечные кредиты на 20 лет с нулевой ставкой. С одной стороны, надо бы радоваться - кредиты подешевели. С другой...

И в Латвии для некоторых снижение ставок стало поводом для оптимизма: датскому примеру последуют и банки других стран, а значит, и в Латвии наступит момент покупать недвижимость, взяв кредиты по нулевой или отрицательной ставке. Но, по мысли автора, такое развитие событий означает, что в Дании и, может быть, в других странах Европы банки готовятся к очень серьезным переменам, которые могут повлиять на рынок недвижимости.

В каких случаях коммерческим банкам выгодно выдавать ипотечные кредиты по отрицательной ставке? Если банки взяли кредит с еще более низкой отрицательной ставкой (банку кто-то дал кредит по -1,5% в год, а банк выдает свой кредит за -0,5% годовых). Но это не серьезно. Не выдавая кредитов вообще, банки бы заработали больше - на процентах за хранение денег.

Следующая возможность. Если спрос на рынке недвижимости долгое время меньше предложения, то это гонит цены на недвижимость вниз. Если важно сохранить цены на недвижимость стабильными, то, стимулируя спрос (очень низкими, нулевыми или даже отрицательными ставками ипотечных клиентов), можно добиться того, что потенциальные покупатели начнут приобретать недвижимость, спрос выровняется или даже обгонит предложение, и это значит, что цены стабилизируются или, может, начнут расти.

Но стабильность цен, в том числе на недвижимость, - это задача центральных банков, и такие функции частные предприятия, даже крупные, на себя обычно не берут.

Будьте бдительны!

Можно допустить, что банк пять лет назад за 500 тысяч купил недвижимость, которая в прошлом году уже стоила миллион евро, но банк, надеясь на еще больший рост цен, ее не продал. В этом году продать недвижимость за миллион уже очень трудно. Банку доступна информация, исходя из которой, в ближайшие два-три года данное имущество будет стоить всего 700 тысяч евро. Какая стратегия позволит максимально заработать на этой недвижимости? Продать ее сейчас за миллион и заработать полмиллиона евро!

Что делать, если сейчас желающих купить за миллион не хватает? Рискнуть ждать и не продать сейчас, чтобы через три года продать ее за 700 тысяч и заработать всего 200 тысяч?

Зачем, есть стратегия лучше! Выставить эту недвижимость за миллион евро с отрицательной ставкой ипотечного кредита, хотя бы за -1% в год на десять лет, что за те самые десять лет выдаст примерно -5% от цены. При заключении такой сделки объект продается за 950 тысяч евро и фиксируется прибыль в размере 450 тысяч евро. Это, конечно, меньше полумиллиона, но куда больше, чем 200 тысяч, пишет Пайдерс.

Увы, отрицательные ставки ипотеки означают, что участники рынка, которым доступна информация, прогнозируют очень резкое снижение цен на недвижимость и хотят спихнуть свои активы. Теперь вопрос для наблюдательных. В каком году цены на недвижимость в Латвии рухнули на 50-70% за год? Кто вспомнит? Конечно! Это произошло в 2009 году, когда начался экономический кризис, во время которого ВВП Латвии снизился на 20%, а каждый пятый работник лишился работы.

Так что граждане, будьте бдительны! Отрицательные ставки ипотечных кредитов выгодны не вам! Это возможность удобно избавиться от переоцененных активов для тех, кто управляет конфиденциальной информацией и финансовыми потоками, предупреждает автор. И планируя возможности и перспективы семьи или своего предприятия, самоуправления и Латвии в целом, стоит учитывать, что крупные финансовые игроки допускают возможность наступления жесткого кризиса уже в ближайшее время!

787
Теги:
Россия, СМИ, экономический кризис, Латвия, Бог, латыши
Тема:
Обзор латышских СМИ (151)
По теме
Буров: в Риге политический и экономический кризис
Звидриньш не видит способа выхода Латвии из демографического кризиса
Кризис заставит: Швецова объяснила, как сэкономить два миллиарда на госаппарате
Загрузка...

Орбита Sputnik