Работа радиостанции

На латвийских радиостанциях введут языковые квоты?

272
(обновлено 17:09 24.07.2020)
Представители латвийской музыкальной индустрии обратились в Министерство культуры с предложением ввести минимальные квоты на созданную в Латвии музыку, звучащую на местном радио

РИГА, 24 июл — Sputnik, Дмитрий Олейников. Не исключено, что в скором будущем и в преддверии выборов коалиционные политики - после побед над телевидением, вещавшим на русском языке - возьмутся и за радио. В министерство культуры подано предложение обязать все местные радиостанции соблюдать "языковую музыкальную квоту" в эфире – не менее 40% композиций должны быть выпущены в Латвии.

Автором идеи, которая уже подана на рассмотрение в министерство, является "Общество развития музыки Латвии/Латвийский музыкальный экспорт". Инициаторы предлагают ввести на всех радиоканалах страны минимальные квоты на звучание местной музыки (читай – на латышском языке), чтобы "уменьшить убытки отрасли от последствий кризиса COVID-19".

Как сообщила исполнительный директор общества Агнесе Цимушка-Рекке, не менее 40% всех программ (и фонограмм), звучащих на всех латвийских радиостанциях, могли бы исполняться на латышском языке или же представлять собой продукты, выпущенные местными творческими коллективами.

Представители общества указали в письме, что, оценивая данные о звучании фонограмм на латвийских коммерческих радиостанциях, можно сделать вывод, что у местных музыкантов нет возможности быть услышанными в родной стране. У них, таким образом, пропадает мотивация для создания новых интеллектуальных продуктов и творческой деятельности. Они теряют возможность продавать свои альбомы, получать авторское вознаграждение. "Таким образом, сокращаются финансовые ресурсы для создания новых записей, тогда как эфир заполнен иностранными фонограммами, что, несомненно, представляет угрозу не только для культуры Латвии, но и для идентичности", - указывают авторы обращения.

При этом, как отмечают в "Обществе развития музыки Латвии/Латвийский музыкальный экспорт", введение обязательной доли латышской музыки на радио не означает, что у слушателей будет сокращен доступ к международному контенту. По мнению представителей общества, иностранную музыку можно слушать "при помощи современных медиа-ресурсов", а также на организованных международных концертах.

Говоря о языке вещания, представители общества указали: "Учитывая, что в Латвии песни исполняются не только по-латышски, но и на русском, английском, французском и других языках, а также в стране создан большой объем инструментальной музыки, языковые ограничения в данной ситуации не могут считаться ограничением свободной конкуренции и других прав". В письме содержится ссылка на опыт Эстонии, например, когда в лицензию на радиовещание было включено требование выделять эстонским музыкантам не менее 25% эфирного времени, используемого для звучания музыки. Авторы идеи ссылаются на систему "музыкальных квот", установленных в Канаде и во Франции.

Предложение о введении музыкальных квот на радио озадачило представителей смежных отраслей. Так, председатель правления Латвийской рекламной ассоциации Байба Лиепиня заявила, что возможное появление таких квот сократит многообразие радиостанций и грозит уходом аудитории в другие форматы. Также она отметила, что Латвию нельзя сравнивать с рынком Канады и Франции, учитывая разницу в размерах государств, количестве слушателей, и, наконец, то, что данные требования были введены в Канаде в 1971 году, а во Франции – в 1986-м. Тогда еще не существовало никакой "цифровой музыки". Квоты приведут к тому, что нынешняя аудитория радиостанций будет выбирать другие платформы для прослушивания музыки. Это только ухудшит ситуацию в отрасли.

Глава Рекламной ассоциации отметила: система квот работает и на Украине. Однако это рынок рекламы и медиа совсем другого размера, аудитория другой величины. И на Украине были проблемы с введением квот. Если подумать в контексте Латвии, то каким образом эту систему могут ввести радиостанции, которым выдано разрешение на вещание на русском языке? - задается она вопросом.

Она призвала учесть и правовой аспект. Сейчас радиостанции работают в соответствии с выданными лицензиями, в основе которых лежат и программа, и бизнес-план: "Было бы некорректно менять правила игры, если радиостанция получила лицензию на основании собственного формата. Также непонятно, кто может погасить возможные убытки, которые возникнут у радиостанций". Вопрос о сохранении государственного языка, разумеется, важен, но его, по мнению Лиепини, лучше решать на общественных каналах.

В заключение, комментируя возможное введение квот, Байба Лиепиня сравнила их с обязательством, которое можно было бы "повесить" на все продуктовые магазины: чтобы их ассортимент состоял не менее чем на 40% из местной продукции. "Я скептически отношусь к введению этих квот. Тенденция такова, что слушатель может выбирать содержание, которое он хочет. Принуждать его слушать то, что другие считают правильным, не было бы логичным решением", - заявила она.

Аргументы Ассоциации рекламы звучат логично, однако тут нужно вспомнить события последних недель и месяцев на рынке СМИ в Латвии. Прекращена работа службы новостей Первого балтийского канала (крупнейшего частного канала на русском), планируется закрытие общественного телеканала LTV7. Из базовых кабельных пакетов исключены российские телеканалы. Так что, не исключено, что теперь, накануне выборов, политики возьмутся и за радиостанции. Они также подотчетны Национальному совету по электронным СМИ. Последствия для рынка и предпринимателей при этом, похоже, не сильно беспокоят чиновников.

272
Теги:
латышский язык, музыка, радио, Латвия
По теме
Режиссер предупредил о последствиях ограничения русского вещания в Латвии
В Латвии знают, как разрекламировать российские СМИ: Шафир о введении языковых квот для ТВ
Лавров дал оценку введению языковых квот на телевидении в Латвии
Уничтожая следы СССР, Латвия задела бизнес: Линдерман о латышском с большими буквами
Пистолет-пулемет системы Судаева

Зимой обещали "выловить" всех: деятельность латышских партизан в 1942 и 1943 годах

8
(обновлено 20:25 08.05.2021)
Продолжаем погружение в события, происходившие на территории Латвии во времена Великой Отечественной войны. Вместе с историком Игорем Гусевым разбираем рейды латышских партизанских отрядов в Латвии в 1942-1943 годах

РИГА, 9 мая — Sputnik, Евгений Лешковский. В мае 1942 года три небольших партизанских отряда, укомплектованных главным образом бойцами и командирами 201-й Латышской стрелковой дивизии, а также добровольцами из числа эвакуированных из Латвии, перешли линию фронта, сосредоточились в Ленинградском партизанском крае юго-западнее Старой Руссы, и стали готовиться к дальнейшему пути. Их прибытие совпало с весенним наступлением немецких карательных экспедиций. В боях с ними приняли участие и латышские партизаны.

Отряд под командованием Отомара Ошкална 15 мая в оборонительном бою у деревни Большое Заполье причинил немалый урон подразделениям противника, которые при поддержке танков и бронемашин пытались прорваться по дороге Чихачево – Старая Русса. Партизанские разведчики и подрывники устроили несколько успешных диверсий и засад на коммуникациях карателей.

Латышскому партизанскому рейду не удалось выполнить поставленную задачу – укрепиться в Латвии и создать общий центр по руководству борьбой с немецкими оккупантами. Все же рейд имел большое значение для дальнейшего развития партизанской борьбы в Латвии, воспитал для латышских партизан командиров, у которых был богатый боевой опыт.

На основе опыта рейда были разработаны принципы партизанских действий и базирования, соответствовавшие условиям Латвии.

Действия партизанских групп в Латвии осенью 1942 года

В связи с неудачным исходом летнего рейда создание организационного центра партизанской борьбы в Латвии затянулось. Все же во главе некоторых групп уже стояли руководители, обладавшие необходимым опытом. Малая численность партизан, нехватка вооружения и боеприпасов, особенно взрывчатки, не позволяли проводить крупные операции против немецких оккупантов. Зачастую приходилось даже избегать столкновений с гитлеровцами.

Действия партизанских групп в этот период правильно охарактеризовал в своем отчете комиссар северолатвийских партизан А. Рашкевиц: "Что мы могли делать? Бороться против лживой пропаганды врага, организовывать людей, готовых поддержать партизан, создавать агентуру, производить разведку и – главное – популяризовать партизанскую войну; не избегать, естественно, столкновений с небольшими силами противника и уничтожать их, но не вступать в бой с крупными карательными экспедициями, которые могут нас разбить".

Северолатвийский партизанский отряд, несмотря на преследование со стороны полиции и карательных отрядов, продолжал успешно действовать благодаря правильно выбранной тактике, которая заключалась в сочетании кратковременного скрытого базирования с постоянным маневрированием. Партизаны все время перемещались из одного лесного массива в другой, путая следы и изматывая своих преследователей. Установленные партизанами осенью 1942 года связи с крестьянами надежно предохраняли их от ударов карательных экспедиций в зимний период.

Партизаны выяснили возможности ведения борьбы на обширной территории, познакомились с местными жителями, совершили ряд диверсий, разрушая телефонную сеть, железнодорожные пути, покарали нескольких предателей.

Характерной для условий Латгалии в этот период была деятельность Каунатской боевой организации, охватившая многие деревни Каунатской и частично Резненской и Пилдской волостей. Первые группы антинацистских патриотов, как об этом свидетельствуют материалы резекненской полиции, организовались здесь в начале 1942 года.

Вопрос о создании партизанского отряда в районе Каунаты стал особенно актуальным, когда сюда прибыла небольшая группа партизан 2-го латышского партизанского отряда во главе с В. Рубулисом. Он взял руководство организацией в свои руки. В сентябре удалось наладить связь с партизанами, базировавшимися в Освейских лесах, и было решено приступить к формированию отряда. "Мне удалось охватить часть Резекненского и Лудзенского уездов, установить связь также с городами Резекне и Лудза; кое-какая связь была и с Ригой. Было взято на учет 200 человек, готовых взяться за оружие", - писал В. Рубулис в своем отчете.

Собранного оружия было недостаточно, и формирования отряда затянулось. Гитлеровцам удалось заслать в подпольную организацию своих провокаторов. 21 сентября 1942 года в трех волостях были произведены аресты. Было схвачено 66 членов организации, при попытке к бегству убито два человека.

Аресты продолжались и позднее. Многие подпольщики были расстреляны в Резекне или погибли в гитлеровских лагерях смерти. В частности, были убиты четверо членов партизанской семьи Барщевских. Вооруженная группа партизан с боем прорвала вражеское кольцо и в ноябре влилась в ряды освейских партизан.

В сентябре-октябре 1942 года в восточную Латвию прибыли еще пять групп партизанских организаторов.

Зимой обещали "выловить" всех

Но с приближением зимы врагу удалось обнаружить базы всех трех групп, и эти группы также были рассеяны. В отличие от отряда Эзерниекса, они не сумели установить жизненно необходимый контакт с населением. К тому же радисты из-за плохой подготовки не смогли поддерживать постоянную связь с Центральным штабом партизанского движения. Оставшиеся партизаны ушли в подполье, кое-кто перебрался в белорусские леса.

К концу 1942 года в городах и сельской местности Латвии созрели силы антинацистского сопротивления, развернулась работа нелегальных организаций, но вооруженная борьба в целом еще не носила массового характера.

В условиях приближавшейся зимы, которые значительно усложняли действия партизан, не приходилось ожидать значительного роста партизанского движения. Такого мнения были печать и полиция оккупантов, обещавшие зимой "выловить" всех партизан. Однако именно зимой 1942/43 года в процессе организационного оформления и идейного созревания партизанского движения в Латвии произошел крутой поворот. В ряды активных борцов с гитлеровским режимом начали включаться все более широкие слои населения. В середине зимы на территории Латвии удалось, наконец, создать действенный организационный центр антинацистской борьбы.

Этому способствовала деятельность Латышского партизанского спецотряда (командир – Вилис Самсонс, комиссар – Отомар Ошкалн, секретарь партийной организации – Имант Судмалис, начальник штаба – Михаил Муравский, комсорг – Антоний Бунга).

Этот отряд в начале декабря 1942 года, в тяжелейших зимних условиях, проделав 200-километровый рейд и разбив в нескольких боях брошенных против партизан карателей, обосновался близ юго-восточной границы Латвии в партизанском крае в Освейских лесах (Белоруссия). Здесь в январе 1943 года при спецотряде устроила свою базу и развернула работу Оперативная группа ЦК КП Латвии и СНК Латвийской ССР – штаб по непосредственному руководству антинацистской борьбой в республике.

Совместная борьба латышских и белорусских партизан

Латышский партизанский спецотряд изначально насчитывал менее ста бойцов. Он был укомплектован главным образом из опытных бойцов Латышской стрелковой дивизии, а также из партизан – участников летнего рейда. Отряд был подготовлен для выполнения главной задачи – любой ценой закрепиться в лесах у самых границ Латвии. Латышский партизанский спецотряд, вооруженный автоматическим оружием и снабженный двумя рациями, перешел линию фронта в ночь на 5 декабря 1942 года севернее Великих Лук вместе с тремя отрядами 4-й Калининской партизанской бригады, которые возглавлял командир бригады Василий Лисовский.

Партизаны двигались по ночам, а к утру останавливались на привал и организовывали круговую оборону в дальних деревнях. За короткие зимние дни гитлеровцам не удавалось подтянуть крупные силы и окружить партизан, которые уничтожали на своем пути мелкие подразделения солдат и полицейских.

Крупные бои между карательными частями гитлеровцев и партизанами произошли ближе к границе Латвии, в районе Себежа. В ночь на 15 декабря противник силами трех батальонов трижды атаковал деревню Адерево (30 км севернее Себежа), в которой калининские и латышские партизаны остановились на двухдневный привал. Гитлеровцам не удалось выбить партизан из Адерева и оттеснить их к границе Латвии, вдоль которой три немецких батальона устроили засаду. В этом бою противник потерял 216 солдат и офицеров. Партизаны прорвались в южном направлении и, перейдя железнодорожную линию Себеж – Зилупе, оказались в Освейско-Себежском партизанском крае.

Обосновавшись в Освейских лесах, Латышский партизанский спецотряд с помощью русских и белорусских партизан начал предпринимать боевые действия на территории Латвии. Объединяя мелкие группы местных партизан, действовавших в пограничной полосе, отряд вырос в значительную боевую единицу, помог белорусским партизанам очистить от врага Освейско-Себежский партизанский край и организовать охрану его западных границ.

Боевые операции, осуществленные в начале 1943 года на территории Латвии, имели и большое политическое значение. Вести об этих операциях, быстро распространяясь по всей Латвии, помогали срывать гитлеровские мобилизационные планы, указывали путь к латвийскому партизанскому центру.

Совместно с калининскими и витебскими партизанами Латышский партизанский спецотряд провел несколько крупных операций.

Так, в ночь на 13 января 1943 года объединенные партизанские силы, проникнув на территорию Латвии, овладели волостным центром Вецслабада (35 км юго-восточнее Лудзы). В этой операции, помимо латышских партизан, участвовали также партизаны бригады им. Рокоссовского (командир – Александр Романов) и Дриссенской бригады (командир – Георгий Герасимов), два отряда Освейской бригады им, Фрунзе (командир – Иван Захаров), небольшой литовский отряд (командир – Пятрас Пранявичус) и по одному отряду из бригады В.Лисовского и бригады "Спартак" (командир – И.Петров).

Последний незадолго до этого прибыл в партизанскую зону из района Браслава вместе с латышской партизанской группой И.Барановского. Всего в операции участвовало 780 вооруженных партизан и 330 подвод с возницами.

Однако чаще латышские партизаны проводили небольшие операции собственными силами. 31 января 1943 года разведка Латышского партизанского спецотряда застигла врасплох и взяла в плен 8 стражников кордона Латышонки. В ночь на 4 февраля, совершив дальний рейд, ударная группа во главе с И.Судмалисом разгромила Рунденское волостное правление, полицейский участок и телефонную станцию.

Действия Латышского партизанского спецотряда в пограничной зоне вызвали тревогу в аппарате рейхскомиссариата "Остланд". Командующий полицией безопасности и СД Латвии срочно принял ряд мер, направленных против партизан. Одной из таких мер было создание широкой сети гарнизонов в пограничной полосе.

В соответствии с секретным приказом от 12 февраля 1943 года в Лудзенском и Даугавпилсском уездах было дополнительно создано 27 укрепленных "опорных пунктов", для которых было выделено 1000 полицейских во главе с немецкими офицерами.

Аналогичные шаги гитлеровцы предприняли также в Себежском и Дриссенском районах, чтобы полностью изолировать партизанскую зону также с севера и с юга. В январе немцам удалось вытеснить партизанские бригады Витебской области из "треугольника" Полоцк – Невель – Витебск и тем самым блокировать и восточные границы Освейско-Себежской партизанской зоны.

Продолжение следует.

8
Теги:
Великая Отечественная война, латыши, партизаны, Латвия
По теме
Последний этап подготовки к параду Победы на Красной площади
Путин поздравил лидеров и граждан иностранных государств с Днем Победы
Латышские штыки Великой Победы: настоящие герои Латвии
Полицейские закрыли доступ к памятнику Освободителям Риги

Полицейские закрыли доступ к памятнику Осовободителям Риги

952
(обновлено 10:01 09.05.2021)
Предупреждение о том, что доступ к памятнику Освободителям закроют в любой момент, полицейские начали воплощать с самого утра. Подход к памятнику закрыт. Люди выстроились в очередь

РИГА, 9 мая — Sputnik. Полицейские предупреждали, что если в День Победы к памятнику Освободителям придет слишком много людей, доступ к памятнику закроют.

С самого утра это предупреждение полиция начала воплощать в жизнь.

Доступ к памятнику закрыт. Монумент огородили забором около которого поставили столы, на которые люди могут положить принесенные ими цветы. Потом эти цветы переложат к подножью монумента.

Цветы предлагают оставлять на столах, установленных возле памятника
© Sputnik / Sergey Melkonov
Цветы предлагают оставлять на столах, установленных возле памятника

Люди, пришедшие в День Победы почтить память воинов-героев, выстроились в живую очередь у памятника.

Полиция в парке Победы 9 Мая
© Sputnik / Sergey Melkonov
Полиция в парке Победы 9 Мая

В индивидуальном порядке возложить цветы к памятнику позволили только временному поверенному в делах Российской Федерации в Латвийской Республике В. И. Васильеву. Других дипломатов к монументу не пустили. Для журналистов доступ тоже закрыт.

В субботу, 8 мая, в ходе пресс-конференции начальник Госполиции Латвии Арманд Рукс  предупредил, что подход к памятнику полицейские могут закрыть в любой момент, если посчитают, что народа у монумента слишком много.

952
Теги:
памятник Освободителям, День Победы, Рига
По теме
"Два момента": Ушаков предостерегает тех, кто 9 мая пойдет к памятнику Освободителям Риги
Латвия празднует День Победы: люди идут к памятнику Освободителям
Доступ к памятнику Освободителям Риги 9 Мая могут закрыть в любой момент