Экс-президент Латвии Вайра Вике Фрейберга, архивное фото

Экс-президенты Латвии рассказали о самочувствии после прививки от COVID-19

1199
(обновлено 10:55 07.03.2021)
Как Вике-Фрейберга, Берзиньш, Вейонис, Улманис и Затлерс чувствуют себя после вакцинации препаратом AstraZeneca

РИГА, 7 мар — Sputnik. В феврале первую дозу вакцины от COVID-19 препаратом AstraZeneca получили первые лица государства и бывшие президенты Гунтис Улманис (81 год), Вайра Вике-Фрейберга (83 года), Валдис Затлерс (65 лет) и Андрис Берзиньш (76 лет) и Раймондс Вейонис (54 года).

Они рассказали LTV, как чувствуют себя после прививки, пишет Rus.lsm.lv.

Вайра Вике-Фрейберга заявила, что от вакцины у нее не только не убавилось, но и прибавилось - хитрости. Она слышала, что вакцинированный от COVID-19 человек может чувствовать себя уставшим после укола. И она воспользовалась этой информацией как оправданием для того, чтобы спокойно полежать денек в кровати и почитать книгу, не участвуя ни в каких Zoom-конференциях.

Вике-Фрейберга также заметила, что наблюдала у себя приступ боли в суставах, но это с ней бывает перед метелями, поэтому непонятно, с чем это конкретно было связано.

Рассказал о своем самочувствии и Берзиньш. По его словам, он не почувствовал никаких особых симптомов и продрожал работать в своем загородном доме с прежним темпом. Все было так, как бывает после любой прививки.

Улманис также сообщил, что чувствовал себя хорошо. То же самое сказал и Затлерс. Он также отметил, что еще лучше чувствовал себя от того, что стал причастным к созданию коллективного иммунитета от коронавируса.

Неприятные ощущения испытал только Вейонис. И то, у него просто болело место укола.

Напомним, что на уходящей неделе в Латвии были вакцинированы 19 тысяч 217 человек. Первую прививку получили 18 тысяч 242 человека, а вторую дозу вакцины - 975 латвийцев.

Всего с начала кампании вакцинации от COVID-19 в Латвии было привито 64 тысячи 48 человек. Обе дозы вакцины получили 17 тысяч 994 человека.

1199
Теги:
Андрис Берзиньш, Гунтис Улманис, вакцина, Валдис Затлерс, Раймондс Вейонис, Вайра Вике-Фрейберга, президент, Латвия
По теме
Стесняются? Винькеле объяснила, почему депутаты еще не привились от COVID-19
Грибаускайте заподозрили в постановочных фото вакцинации
Cегодня состоится вакцинация первых лиц Латвии: чем привьют Кариньша и Вике-Фрейбергу
Пистолет-пулемет системы Судаева

Зимой обещали "выловить" всех: деятельность латышских партизан в 1942 и 1943 годах

32
(обновлено 20:25 08.05.2021)
Продолжаем погружение в события, происходившие на территории Латвии во времена Великой Отечественной войны. Вместе с историком Игорем Гусевым разбираем рейды латышских партизанских отрядов в Латвии в 1942-1943 годах

РИГА, 9 мая — Sputnik, Евгений Лешковский. В мае 1942 года три небольших партизанских отряда, укомплектованных главным образом бойцами и командирами 201-й Латышской стрелковой дивизии, а также добровольцами из числа эвакуированных из Латвии, перешли линию фронта, сосредоточились в Ленинградском партизанском крае юго-западнее Старой Руссы, и стали готовиться к дальнейшему пути. Их прибытие совпало с весенним наступлением немецких карательных экспедиций. В боях с ними приняли участие и латышские партизаны.

Отряд под командованием Отомара Ошкална 15 мая в оборонительном бою у деревни Большое Заполье причинил немалый урон подразделениям противника, которые при поддержке танков и бронемашин пытались прорваться по дороге Чихачево – Старая Русса. Партизанские разведчики и подрывники устроили несколько успешных диверсий и засад на коммуникациях карателей.

Латышскому партизанскому рейду не удалось выполнить поставленную задачу – укрепиться в Латвии и создать общий центр по руководству борьбой с немецкими оккупантами. Все же рейд имел большое значение для дальнейшего развития партизанской борьбы в Латвии, воспитал для латышских партизан командиров, у которых был богатый боевой опыт.

На основе опыта рейда были разработаны принципы партизанских действий и базирования, соответствовавшие условиям Латвии.

Действия партизанских групп в Латвии осенью 1942 года

В связи с неудачным исходом летнего рейда создание организационного центра партизанской борьбы в Латвии затянулось. Все же во главе некоторых групп уже стояли руководители, обладавшие необходимым опытом. Малая численность партизан, нехватка вооружения и боеприпасов, особенно взрывчатки, не позволяли проводить крупные операции против немецких оккупантов. Зачастую приходилось даже избегать столкновений с гитлеровцами.

Действия партизанских групп в этот период правильно охарактеризовал в своем отчете комиссар северолатвийских партизан А. Рашкевиц: "Что мы могли делать? Бороться против лживой пропаганды врага, организовывать людей, готовых поддержать партизан, создавать агентуру, производить разведку и – главное – популяризовать партизанскую войну; не избегать, естественно, столкновений с небольшими силами противника и уничтожать их, но не вступать в бой с крупными карательными экспедициями, которые могут нас разбить".

Северолатвийский партизанский отряд, несмотря на преследование со стороны полиции и карательных отрядов, продолжал успешно действовать благодаря правильно выбранной тактике, которая заключалась в сочетании кратковременного скрытого базирования с постоянным маневрированием. Партизаны все время перемещались из одного лесного массива в другой, путая следы и изматывая своих преследователей. Установленные партизанами осенью 1942 года связи с крестьянами надежно предохраняли их от ударов карательных экспедиций в зимний период.

Партизаны выяснили возможности ведения борьбы на обширной территории, познакомились с местными жителями, совершили ряд диверсий, разрушая телефонную сеть, железнодорожные пути, покарали нескольких предателей.

Характерной для условий Латгалии в этот период была деятельность Каунатской боевой организации, охватившая многие деревни Каунатской и частично Резненской и Пилдской волостей. Первые группы антинацистских патриотов, как об этом свидетельствуют материалы резекненской полиции, организовались здесь в начале 1942 года.

Вопрос о создании партизанского отряда в районе Каунаты стал особенно актуальным, когда сюда прибыла небольшая группа партизан 2-го латышского партизанского отряда во главе с В. Рубулисом. Он взял руководство организацией в свои руки. В сентябре удалось наладить связь с партизанами, базировавшимися в Освейских лесах, и было решено приступить к формированию отряда. "Мне удалось охватить часть Резекненского и Лудзенского уездов, установить связь также с городами Резекне и Лудза; кое-какая связь была и с Ригой. Было взято на учет 200 человек, готовых взяться за оружие", - писал В. Рубулис в своем отчете.

Собранного оружия было недостаточно, и формирования отряда затянулось. Гитлеровцам удалось заслать в подпольную организацию своих провокаторов. 21 сентября 1942 года в трех волостях были произведены аресты. Было схвачено 66 членов организации, при попытке к бегству убито два человека.

Аресты продолжались и позднее. Многие подпольщики были расстреляны в Резекне или погибли в гитлеровских лагерях смерти. В частности, были убиты четверо членов партизанской семьи Барщевских. Вооруженная группа партизан с боем прорвала вражеское кольцо и в ноябре влилась в ряды освейских партизан.

В сентябре-октябре 1942 года в восточную Латвию прибыли еще пять групп партизанских организаторов.

Зимой обещали "выловить" всех

Но с приближением зимы врагу удалось обнаружить базы всех трех групп, и эти группы также были рассеяны. В отличие от отряда Эзерниекса, они не сумели установить жизненно необходимый контакт с населением. К тому же радисты из-за плохой подготовки не смогли поддерживать постоянную связь с Центральным штабом партизанского движения. Оставшиеся партизаны ушли в подполье, кое-кто перебрался в белорусские леса.

К концу 1942 года в городах и сельской местности Латвии созрели силы антинацистского сопротивления, развернулась работа нелегальных организаций, но вооруженная борьба в целом еще не носила массового характера.

В условиях приближавшейся зимы, которые значительно усложняли действия партизан, не приходилось ожидать значительного роста партизанского движения. Такого мнения были печать и полиция оккупантов, обещавшие зимой "выловить" всех партизан. Однако именно зимой 1942/43 года в процессе организационного оформления и идейного созревания партизанского движения в Латвии произошел крутой поворот. В ряды активных борцов с гитлеровским режимом начали включаться все более широкие слои населения. В середине зимы на территории Латвии удалось, наконец, создать действенный организационный центр антинацистской борьбы.

Этому способствовала деятельность Латышского партизанского спецотряда (командир – Вилис Самсонс, комиссар – Отомар Ошкалн, секретарь партийной организации – Имант Судмалис, начальник штаба – Михаил Муравский, комсорг – Антоний Бунга).

Этот отряд в начале декабря 1942 года, в тяжелейших зимних условиях, проделав 200-километровый рейд и разбив в нескольких боях брошенных против партизан карателей, обосновался близ юго-восточной границы Латвии в партизанском крае в Освейских лесах (Белоруссия). Здесь в январе 1943 года при спецотряде устроила свою базу и развернула работу Оперативная группа ЦК КП Латвии и СНК Латвийской ССР – штаб по непосредственному руководству антинацистской борьбой в республике.

Совместная борьба латышских и белорусских партизан

Латышский партизанский спецотряд изначально насчитывал менее ста бойцов. Он был укомплектован главным образом из опытных бойцов Латышской стрелковой дивизии, а также из партизан – участников летнего рейда. Отряд был подготовлен для выполнения главной задачи – любой ценой закрепиться в лесах у самых границ Латвии. Латышский партизанский спецотряд, вооруженный автоматическим оружием и снабженный двумя рациями, перешел линию фронта в ночь на 5 декабря 1942 года севернее Великих Лук вместе с тремя отрядами 4-й Калининской партизанской бригады, которые возглавлял командир бригады Василий Лисовский.

Партизаны двигались по ночам, а к утру останавливались на привал и организовывали круговую оборону в дальних деревнях. За короткие зимние дни гитлеровцам не удавалось подтянуть крупные силы и окружить партизан, которые уничтожали на своем пути мелкие подразделения солдат и полицейских.

Крупные бои между карательными частями гитлеровцев и партизанами произошли ближе к границе Латвии, в районе Себежа. В ночь на 15 декабря противник силами трех батальонов трижды атаковал деревню Адерево (30 км севернее Себежа), в которой калининские и латышские партизаны остановились на двухдневный привал. Гитлеровцам не удалось выбить партизан из Адерева и оттеснить их к границе Латвии, вдоль которой три немецких батальона устроили засаду. В этом бою противник потерял 216 солдат и офицеров. Партизаны прорвались в южном направлении и, перейдя железнодорожную линию Себеж – Зилупе, оказались в Освейско-Себежском партизанском крае.

Обосновавшись в Освейских лесах, Латышский партизанский спецотряд с помощью русских и белорусских партизан начал предпринимать боевые действия на территории Латвии. Объединяя мелкие группы местных партизан, действовавших в пограничной полосе, отряд вырос в значительную боевую единицу, помог белорусским партизанам очистить от врага Освейско-Себежский партизанский край и организовать охрану его западных границ.

Боевые операции, осуществленные в начале 1943 года на территории Латвии, имели и большое политическое значение. Вести об этих операциях, быстро распространяясь по всей Латвии, помогали срывать гитлеровские мобилизационные планы, указывали путь к латвийскому партизанскому центру.

Совместно с калининскими и витебскими партизанами Латышский партизанский спецотряд провел несколько крупных операций.

Так, в ночь на 13 января 1943 года объединенные партизанские силы, проникнув на территорию Латвии, овладели волостным центром Вецслабада (35 км юго-восточнее Лудзы). В этой операции, помимо латышских партизан, участвовали также партизаны бригады им. Рокоссовского (командир – Александр Романов) и Дриссенской бригады (командир – Георгий Герасимов), два отряда Освейской бригады им, Фрунзе (командир – Иван Захаров), небольшой литовский отряд (командир – Пятрас Пранявичус) и по одному отряду из бригады В.Лисовского и бригады "Спартак" (командир – И.Петров).

Последний незадолго до этого прибыл в партизанскую зону из района Браслава вместе с латышской партизанской группой И.Барановского. Всего в операции участвовало 780 вооруженных партизан и 330 подвод с возницами.

Однако чаще латышские партизаны проводили небольшие операции собственными силами. 31 января 1943 года разведка Латышского партизанского спецотряда застигла врасплох и взяла в плен 8 стражников кордона Латышонки. В ночь на 4 февраля, совершив дальний рейд, ударная группа во главе с И.Судмалисом разгромила Рунденское волостное правление, полицейский участок и телефонную станцию.

Действия Латышского партизанского спецотряда в пограничной зоне вызвали тревогу в аппарате рейхскомиссариата "Остланд". Командующий полицией безопасности и СД Латвии срочно принял ряд мер, направленных против партизан. Одной из таких мер было создание широкой сети гарнизонов в пограничной полосе.

В соответствии с секретным приказом от 12 февраля 1943 года в Лудзенском и Даугавпилсском уездах было дополнительно создано 27 укрепленных "опорных пунктов", для которых было выделено 1000 полицейских во главе с немецкими офицерами.

Аналогичные шаги гитлеровцы предприняли также в Себежском и Дриссенском районах, чтобы полностью изолировать партизанскую зону также с севера и с юга. В январе немцам удалось вытеснить партизанские бригады Витебской области из "треугольника" Полоцк – Невель – Витебск и тем самым блокировать и восточные границы Освейско-Себежской партизанской зоны.

Продолжение следует.

32
Теги:
Великая Отечественная война, латыши, партизаны, Латвия
По теме
Последний этап подготовки к параду Победы на Красной площади
Путин поздравил лидеров и граждан иностранных государств с Днем Победы
Латышские штыки Великой Победы: настоящие герои Латвии
Полицейские закрыли доступ к памятнику Освободителям Риги

Полицейские закрыли доступ к памятнику Осовободителям Риги

1167
(обновлено 10:01 09.05.2021)
Предупреждение о том, что доступ к памятнику Освободителям закроют в любой момент, полицейские начали воплощать с самого утра. Подход к памятнику закрыт. Люди выстроились в очередь

РИГА, 9 мая — Sputnik. Полицейские предупреждали, что если в День Победы к памятнику Освободителям придет слишком много людей, доступ к памятнику закроют.

С самого утра это предупреждение полиция начала воплощать в жизнь.

Доступ к памятнику закрыт. Монумент огородили забором около которого поставили столы, на которые люди могут положить принесенные ими цветы. Потом эти цветы переложат к подножью монумента.

Цветы предлагают оставлять на столах, установленных возле памятника
© Sputnik / Sergey Melkonov
Цветы предлагают оставлять на столах, установленных возле памятника

Люди, пришедшие в День Победы почтить память воинов-героев, выстроились в живую очередь у памятника.

Полиция в парке Победы 9 Мая
© Sputnik / Sergey Melkonov
Полиция в парке Победы 9 Мая

В индивидуальном порядке возложить цветы к памятнику позволили только временному поверенному в делах Российской Федерации в Латвийской Республике В. И. Васильеву. Других дипломатов к монументу не пустили. Для журналистов доступ тоже закрыт.

В субботу, 8 мая, в ходе пресс-конференции начальник Госполиции Латвии Арманд Рукс  предупредил, что подход к памятнику полицейские могут закрыть в любой момент, если посчитают, что народа у монумента слишком много.

1167
Теги:
памятник Освободителям, День Победы, Рига
По теме
"Два момента": Ушаков предостерегает тех, кто 9 мая пойдет к памятнику Освободителям Риги
Латвия празднует День Победы: люди идут к памятнику Освободителям
Доступ к памятнику Освободителям Риги 9 Мая могут закрыть в любой момент