Журналисты

Интересы в сфере Навального: почему Латвийский союз журналистов попирает собственный устав

568
(обновлено 15:48 01.05.2021)
Пока в Латвии журналистов таскают на допросы и избивают во время исполнения служебных обязанностей, местный союз журналистов высматривает, к чему или к кому бы придраться за рубежом

РИГА, 1 мая — Sputnik, Евгений Лешковский. Латвийский союз журналистов во главе со своим президентом Юрисом Пайдерсом готов видеть проблемы в любых странах – хоть в Чехии, хоть в России, и делать громкие, невзвешенные и очень поспешные заявления, но при этом совершенно не замечает происходящего беспредела у себя на родине, а именно – гонений на многих журналистов лишь за то, что они русские и имеют точку зрения, отличную от официальной.

Видимо, функционеры союза давно не перечитывали собственный устав, а там пункт 2.1.2 гласит: "Защищать свободу слова и печати". Разумеется, имеется в виду, что защищать эту свободу нужно в родной Латвии, а не Новой Зеландии или Эфиопии.

А вот пункт 2.1.4 этого же устава: "Защищать профессиональные, экономические и социальные права журналистов". О нем тоже благополучно забыли.

Организация ни в чем и никак не поддержала зверски избитого в центре Риги журналиста Игоря Мейдена, дело которого полиция откровенно и вовсе неслучайно затягивает уже два года, а также организация никак не выступила в поддержку мэтра латвийской журналистики Аллы Березовской, которую крутили спецслужбы под совершенно надуманным предлогом и по делу, полностью высосанному из пальца. К слову, и Игорь Мейден, и Алла Березовская – давние члены Союза журналистов Латвии.

И конечно, в Союзе журналистов оставили без внимание нападки на семерых латвийских журналистов, сотрудничающих с порталами Sputnik и Baltnews, за которыми Служба госбезопасности (СГБ) Латвии начала охоту в декабре 2020 года. И в той же мере Латвийский союз журналистов проигнорировал допросы еще пятерых русскоязычных журналистов Латвии, опалу на которых начали в апреле.

На самом деле это болезнь зрения, которая называется "дальнозоркость": видишь то, что далеко, но совершенно не состоянии разглядеть того, что близко.

Для начала стоит отметить, что Латвийский союз журналистов - организация на все сто процентов формальная и пустая, которая за последние много лет вообще никак и ни в чем себя не проявила. Разве что однажды устроила пикет в поддержку одного оппозиционного журналиста, на которого совершенно обоснованно завели дело в России.

Зато об этом тут же раструбили не только латвийские, но и западные СМИ: вот, посмотрите, и Латвийский союз журналистов солидарен. Оно и понятно, почему он выступил, да и, по всей видимости, не бесплатно. Эта организация относится к категории так называемых "грантопожирателей": есть возможность где-нибудь денежку "срубить" под ту или иную инициативу, значит, грех так не поступать. А, собственно, как-либо работать вовсе не обязательно: по бумагам ведь все точно, не придерешься – и это главное.

Никакой реакции

Так вот – об Игоре Мейдене, который состоит в организации не меньше Юриса Пайдерса, а в журналистике даже дольше. Он дважды обращался к Пайдерсу лично: полиция затягивает уголовное дело о его избиении на концерте группы "Алиса" в Риге, обратитесь от имени организации к полиции и спросите, в чем дело, почему все так медленно расследуется? Может, это как-то повлияет на ход дела?

Но Пайдерс сказал следующее: у нас организация некоммерческая, никто не получает ни за что денег, и я не буду тратить свое журналистское время на переписку с полицией. Вопросов этот ответ рождает уйму. Хотя в уставе организации говорится о защите своих членов. Один из вопросов такой - может, члену профсоюза нужно сколько-то доплатить за поддержку со стороны организации?

Журналист был на концерте, что называется, "при исполнении". Он готовил публикацию. Стало быть, к нему относится пункт 5.1.5 того же успешно забытого господином Пайдерсом устава: журналист имеет право "получать помощь ассоциации в связи с профессиональной деятельностью".

А для чего вообще такая организация нужна? Нужна, чтобы лишь членские взносы собирать и "корочки" делать, что под силу любому компьютерщику, знакомому с некоторыми нехитрыми программами.

Обращался к Юрису Пайдерсу и адвокат Игоря Мейдена Михаил Черноусов, причем, с официальным запросом. Но реакция президента Союза журналистов была примерно такая же.

"Точнее, реакции не было вообще никакой. Хотя на официальный адвокатский запрос даже государственные структуры отвечают официально. А в письме господину Пайдерсу адвокат попросил всего лишь проявить элементарное внимание к проблеме затянувшегося расследования тяжкого преступления, в результате которого серьезно пострадал журналист Игорь Мейден. В адвокатском запросе была кратко изложена фабула дела и высказана просьба поинтересоваться в полиции, как продвигается расследование. Видимо, чрезвычайная занятость господина Пайдерса международными проблемами не позволила ему снизойти до такой "бытовой мелочи", как нанесение тяжких телесных повреждений латвийскому журналисту при выполнении им своих профессиональных обязанностей… Грустно это, господа, мягко говоря," - замечает Михаил Черноусов в разговоре с корреспондентом Sputnik Латвия.

Большой размах

Еще Игорь Мейден обращался Юрису Пайдерсу, чтобы его организация выступила в поддержку и защиту русских журналистов, которых по политическим мотивам обыскивала и задерживала Служба госбезопасности. На эту тему Юрис Пайдерс с Игорем Мейденом даже говорить не стал - видно, побоялся.

И тут вдруг в целом ряде СМИ появились громкие заявления Пайдерса: мол, "российскому президенту Владимиру Путину придется ответить за происходящее в России (имеется в виду разгон несанкционированных митингов в защиту российского блогера Алексея Навального), а также за происходящее в Чехии". Эвон как – аж на Путина Пайдерс замахнулся! И Путин, конечно, "испугался"!

А мировая общественность, разумеется, прислушалась к представителю крошечной Латвии. Уж лучше бы Пайдерс заботился о происходящем в родной стране, а там, глядишь, и проблемы в других государствах понятнее со временем станут.

Интересно, если финансовый вопрос все же присутствует в деятельности Латвийского союза журналистов, то и заявления в защиту "журналистской команды Навального" тоже, возможно, звучали вовсе не бескорыстно, не от чистого и честного латвийского журналистского сердца и чистой профессиональной солидарности? Как знать…

568
Теги:
журналист, Латвия
По теме
Перестаньте врать! Захарова осадила главу МИД Латвии после слов о журналистах
"Власти Латвии не добились цели": русскоязычные журналисты обсудили обыски и допросы
"Знай свое место, славянин" - журналист о давлении на СМИ в Латвии
Пистолет-пулемет системы Судаева

Зимой обещали "выловить" всех: деятельность латышских партизан в 1942 и 1943 годах

10
(обновлено 20:25 08.05.2021)
Продолжаем погружение в события, происходившие на территории Латвии во времена Великой Отечественной войны. Вместе с историком Игорем Гусевым разбираем рейды латышских партизанских отрядов в Латвии в 1942-1943 годах

РИГА, 9 мая — Sputnik, Евгений Лешковский. В мае 1942 года три небольших партизанских отряда, укомплектованных главным образом бойцами и командирами 201-й Латышской стрелковой дивизии, а также добровольцами из числа эвакуированных из Латвии, перешли линию фронта, сосредоточились в Ленинградском партизанском крае юго-западнее Старой Руссы, и стали готовиться к дальнейшему пути. Их прибытие совпало с весенним наступлением немецких карательных экспедиций. В боях с ними приняли участие и латышские партизаны.

Отряд под командованием Отомара Ошкална 15 мая в оборонительном бою у деревни Большое Заполье причинил немалый урон подразделениям противника, которые при поддержке танков и бронемашин пытались прорваться по дороге Чихачево – Старая Русса. Партизанские разведчики и подрывники устроили несколько успешных диверсий и засад на коммуникациях карателей.

Латышскому партизанскому рейду не удалось выполнить поставленную задачу – укрепиться в Латвии и создать общий центр по руководству борьбой с немецкими оккупантами. Все же рейд имел большое значение для дальнейшего развития партизанской борьбы в Латвии, воспитал для латышских партизан командиров, у которых был богатый боевой опыт.

На основе опыта рейда были разработаны принципы партизанских действий и базирования, соответствовавшие условиям Латвии.

Действия партизанских групп в Латвии осенью 1942 года

В связи с неудачным исходом летнего рейда создание организационного центра партизанской борьбы в Латвии затянулось. Все же во главе некоторых групп уже стояли руководители, обладавшие необходимым опытом. Малая численность партизан, нехватка вооружения и боеприпасов, особенно взрывчатки, не позволяли проводить крупные операции против немецких оккупантов. Зачастую приходилось даже избегать столкновений с гитлеровцами.

Действия партизанских групп в этот период правильно охарактеризовал в своем отчете комиссар северолатвийских партизан А. Рашкевиц: "Что мы могли делать? Бороться против лживой пропаганды врага, организовывать людей, готовых поддержать партизан, создавать агентуру, производить разведку и – главное – популяризовать партизанскую войну; не избегать, естественно, столкновений с небольшими силами противника и уничтожать их, но не вступать в бой с крупными карательными экспедициями, которые могут нас разбить".

Северолатвийский партизанский отряд, несмотря на преследование со стороны полиции и карательных отрядов, продолжал успешно действовать благодаря правильно выбранной тактике, которая заключалась в сочетании кратковременного скрытого базирования с постоянным маневрированием. Партизаны все время перемещались из одного лесного массива в другой, путая следы и изматывая своих преследователей. Установленные партизанами осенью 1942 года связи с крестьянами надежно предохраняли их от ударов карательных экспедиций в зимний период.

Партизаны выяснили возможности ведения борьбы на обширной территории, познакомились с местными жителями, совершили ряд диверсий, разрушая телефонную сеть, железнодорожные пути, покарали нескольких предателей.

Характерной для условий Латгалии в этот период была деятельность Каунатской боевой организации, охватившая многие деревни Каунатской и частично Резненской и Пилдской волостей. Первые группы антинацистских патриотов, как об этом свидетельствуют материалы резекненской полиции, организовались здесь в начале 1942 года.

Вопрос о создании партизанского отряда в районе Каунаты стал особенно актуальным, когда сюда прибыла небольшая группа партизан 2-го латышского партизанского отряда во главе с В. Рубулисом. Он взял руководство организацией в свои руки. В сентябре удалось наладить связь с партизанами, базировавшимися в Освейских лесах, и было решено приступить к формированию отряда. "Мне удалось охватить часть Резекненского и Лудзенского уездов, установить связь также с городами Резекне и Лудза; кое-какая связь была и с Ригой. Было взято на учет 200 человек, готовых взяться за оружие", - писал В. Рубулис в своем отчете.

Собранного оружия было недостаточно, и формирования отряда затянулось. Гитлеровцам удалось заслать в подпольную организацию своих провокаторов. 21 сентября 1942 года в трех волостях были произведены аресты. Было схвачено 66 членов организации, при попытке к бегству убито два человека.

Аресты продолжались и позднее. Многие подпольщики были расстреляны в Резекне или погибли в гитлеровских лагерях смерти. В частности, были убиты четверо членов партизанской семьи Барщевских. Вооруженная группа партизан с боем прорвала вражеское кольцо и в ноябре влилась в ряды освейских партизан.

В сентябре-октябре 1942 года в восточную Латвию прибыли еще пять групп партизанских организаторов.

Зимой обещали "выловить" всех

Но с приближением зимы врагу удалось обнаружить базы всех трех групп, и эти группы также были рассеяны. В отличие от отряда Эзерниекса, они не сумели установить жизненно необходимый контакт с населением. К тому же радисты из-за плохой подготовки не смогли поддерживать постоянную связь с Центральным штабом партизанского движения. Оставшиеся партизаны ушли в подполье, кое-кто перебрался в белорусские леса.

К концу 1942 года в городах и сельской местности Латвии созрели силы антинацистского сопротивления, развернулась работа нелегальных организаций, но вооруженная борьба в целом еще не носила массового характера.

В условиях приближавшейся зимы, которые значительно усложняли действия партизан, не приходилось ожидать значительного роста партизанского движения. Такого мнения были печать и полиция оккупантов, обещавшие зимой "выловить" всех партизан. Однако именно зимой 1942/43 года в процессе организационного оформления и идейного созревания партизанского движения в Латвии произошел крутой поворот. В ряды активных борцов с гитлеровским режимом начали включаться все более широкие слои населения. В середине зимы на территории Латвии удалось, наконец, создать действенный организационный центр антинацистской борьбы.

Этому способствовала деятельность Латышского партизанского спецотряда (командир – Вилис Самсонс, комиссар – Отомар Ошкалн, секретарь партийной организации – Имант Судмалис, начальник штаба – Михаил Муравский, комсорг – Антоний Бунга).

Этот отряд в начале декабря 1942 года, в тяжелейших зимних условиях, проделав 200-километровый рейд и разбив в нескольких боях брошенных против партизан карателей, обосновался близ юго-восточной границы Латвии в партизанском крае в Освейских лесах (Белоруссия). Здесь в январе 1943 года при спецотряде устроила свою базу и развернула работу Оперативная группа ЦК КП Латвии и СНК Латвийской ССР – штаб по непосредственному руководству антинацистской борьбой в республике.

Совместная борьба латышских и белорусских партизан

Латышский партизанский спецотряд изначально насчитывал менее ста бойцов. Он был укомплектован главным образом из опытных бойцов Латышской стрелковой дивизии, а также из партизан – участников летнего рейда. Отряд был подготовлен для выполнения главной задачи – любой ценой закрепиться в лесах у самых границ Латвии. Латышский партизанский спецотряд, вооруженный автоматическим оружием и снабженный двумя рациями, перешел линию фронта в ночь на 5 декабря 1942 года севернее Великих Лук вместе с тремя отрядами 4-й Калининской партизанской бригады, которые возглавлял командир бригады Василий Лисовский.

Партизаны двигались по ночам, а к утру останавливались на привал и организовывали круговую оборону в дальних деревнях. За короткие зимние дни гитлеровцам не удавалось подтянуть крупные силы и окружить партизан, которые уничтожали на своем пути мелкие подразделения солдат и полицейских.

Крупные бои между карательными частями гитлеровцев и партизанами произошли ближе к границе Латвии, в районе Себежа. В ночь на 15 декабря противник силами трех батальонов трижды атаковал деревню Адерево (30 км севернее Себежа), в которой калининские и латышские партизаны остановились на двухдневный привал. Гитлеровцам не удалось выбить партизан из Адерева и оттеснить их к границе Латвии, вдоль которой три немецких батальона устроили засаду. В этом бою противник потерял 216 солдат и офицеров. Партизаны прорвались в южном направлении и, перейдя железнодорожную линию Себеж – Зилупе, оказались в Освейско-Себежском партизанском крае.

Обосновавшись в Освейских лесах, Латышский партизанский спецотряд с помощью русских и белорусских партизан начал предпринимать боевые действия на территории Латвии. Объединяя мелкие группы местных партизан, действовавших в пограничной полосе, отряд вырос в значительную боевую единицу, помог белорусским партизанам очистить от врага Освейско-Себежский партизанский край и организовать охрану его западных границ.

Боевые операции, осуществленные в начале 1943 года на территории Латвии, имели и большое политическое значение. Вести об этих операциях, быстро распространяясь по всей Латвии, помогали срывать гитлеровские мобилизационные планы, указывали путь к латвийскому партизанскому центру.

Совместно с калининскими и витебскими партизанами Латышский партизанский спецотряд провел несколько крупных операций.

Так, в ночь на 13 января 1943 года объединенные партизанские силы, проникнув на территорию Латвии, овладели волостным центром Вецслабада (35 км юго-восточнее Лудзы). В этой операции, помимо латышских партизан, участвовали также партизаны бригады им. Рокоссовского (командир – Александр Романов) и Дриссенской бригады (командир – Георгий Герасимов), два отряда Освейской бригады им, Фрунзе (командир – Иван Захаров), небольшой литовский отряд (командир – Пятрас Пранявичус) и по одному отряду из бригады В.Лисовского и бригады "Спартак" (командир – И.Петров).

Последний незадолго до этого прибыл в партизанскую зону из района Браслава вместе с латышской партизанской группой И.Барановского. Всего в операции участвовало 780 вооруженных партизан и 330 подвод с возницами.

Однако чаще латышские партизаны проводили небольшие операции собственными силами. 31 января 1943 года разведка Латышского партизанского спецотряда застигла врасплох и взяла в плен 8 стражников кордона Латышонки. В ночь на 4 февраля, совершив дальний рейд, ударная группа во главе с И.Судмалисом разгромила Рунденское волостное правление, полицейский участок и телефонную станцию.

Действия Латышского партизанского спецотряда в пограничной зоне вызвали тревогу в аппарате рейхскомиссариата "Остланд". Командующий полицией безопасности и СД Латвии срочно принял ряд мер, направленных против партизан. Одной из таких мер было создание широкой сети гарнизонов в пограничной полосе.

В соответствии с секретным приказом от 12 февраля 1943 года в Лудзенском и Даугавпилсском уездах было дополнительно создано 27 укрепленных "опорных пунктов", для которых было выделено 1000 полицейских во главе с немецкими офицерами.

Аналогичные шаги гитлеровцы предприняли также в Себежском и Дриссенском районах, чтобы полностью изолировать партизанскую зону также с севера и с юга. В январе немцам удалось вытеснить партизанские бригады Витебской области из "треугольника" Полоцк – Невель – Витебск и тем самым блокировать и восточные границы Освейско-Себежской партизанской зоны.

Продолжение следует.

10
Теги:
Великая Отечественная война, латыши, партизаны, Латвия
По теме
Последний этап подготовки к параду Победы на Красной площади
Путин поздравил лидеров и граждан иностранных государств с Днем Победы
Латышские штыки Великой Победы: настоящие герои Латвии
Полицейские закрыли доступ к памятнику Освободителям Риги

Полицейские закрыли доступ к памятнику Осовободителям Риги

964
(обновлено 10:01 09.05.2021)
Предупреждение о том, что доступ к памятнику Освободителям закроют в любой момент, полицейские начали воплощать с самого утра. Подход к памятнику закрыт. Люди выстроились в очередь

РИГА, 9 мая — Sputnik. Полицейские предупреждали, что если в День Победы к памятнику Освободителям придет слишком много людей, доступ к памятнику закроют.

С самого утра это предупреждение полиция начала воплощать в жизнь.

Доступ к памятнику закрыт. Монумент огородили забором около которого поставили столы, на которые люди могут положить принесенные ими цветы. Потом эти цветы переложат к подножью монумента.

Цветы предлагают оставлять на столах, установленных возле памятника
© Sputnik / Sergey Melkonov
Цветы предлагают оставлять на столах, установленных возле памятника

Люди, пришедшие в День Победы почтить память воинов-героев, выстроились в живую очередь у памятника.

Полиция в парке Победы 9 Мая
© Sputnik / Sergey Melkonov
Полиция в парке Победы 9 Мая

В индивидуальном порядке возложить цветы к памятнику позволили только временному поверенному в делах Российской Федерации в Латвийской Республике В. И. Васильеву. Других дипломатов к монументу не пустили. Для журналистов доступ тоже закрыт.

В субботу, 8 мая, в ходе пресс-конференции начальник Госполиции Латвии Арманд Рукс  предупредил, что подход к памятнику полицейские могут закрыть в любой момент, если посчитают, что народа у монумента слишком много.

964
Теги:
памятник Освободителям, День Победы, Рига
По теме
"Два момента": Ушаков предостерегает тех, кто 9 мая пойдет к памятнику Освободителям Риги
Латвия празднует День Победы: люди идут к памятнику Освободителям
Доступ к памятнику Освободителям Риги 9 Мая могут закрыть в любой момент