Ветераны-афганцы у памятника воинам-интернационалистам

Латвия в афганском огне

20586
(обновлено 17:04 13.02.2019)
Пятнадцатого февраля во многих странах, и в Латвии в том числе, будут вспоминать тридцатилетие с момента вывода советских войск из Афганистана

РИГА, 13 фев — Sputnik, Евгений Лешковский. Пятнадцатого февраля в 12:00 состоится возложение венков к памятнику "Сынам Латвии, погибшим в Афганской войне", который установили несколько лет назад в Риге в Тихом саду Латгальского предместья.

Здесь теперь всегда встречаются ветераны-афганцы, например, когда вспоминают ключевые даты: ввод советских войск в Демократическую Республику Афганистан и, конечно, окончание "войны на чужой земле" - в феврале 1989-го.

Из Латвии в той войне участвовали, по разным данным, от 2 500 до 3 700 человек. А сколько точно из них осталось лежать в сухой и опаленной огнем афганской земле, неизвестно по сей день: официально - 63, реально – вопрос.

Наша республика - и ее плохая память

У основания памятника - мраморная книга, где написаны имена и фамилии погибших – те, что известны. Когда памятник устанавливали, в гильзы-капсулы положили мешочки с землей с могил наших бойцов в Афганистане.

Но официальная Латвия никак не вспоминает ни павших в той войне латвийцев, ни выживших. Позиция той самой "официальной" до отвращения плоская: Латвия не участвовала в войне в Афганистане, а участвовал СССР, Россия, вот пусть она и разбирается со "своим наследием". Хотя большинство из солдат, прошедших ту войну, были не "оккупантами", а родными латышами.

До сих пор ветераны-афганцы в этой стране не получают никаких специальных социальных гарантий от государства: ни пенсий, ни пособий, ни помощи при реабилитации и лечении. Ассоциация ветеранов войны в Афганистане, которую возглавляет Аду Адуев, много раз обращалась в самые разные госучреждения, чтобы людям хоть как-то помогали, однако власти всегда отказывали.

Сам Аду Адуев узнал о выводе войск из Афганистана, когда уже давно демобилизовался. О том, что он испытал в тот момент - то ли услышав новостную сводку по радио, то ли увидев короткий сюжет по телевизору, - сейчас вспомнить не может.

"Если очень коротко, то я, как и абсолютное большинство боевых товарищей, испытал радость. А более точно описать чувства не могу – чтобы не соврать.

Ведь тридцать лет уже прошло… Ну что может испытать человек, узнав, что война, на которой погибло много его товарищей – и сам он чудом выжил, завершилась? Сказать: радость… Это значит тоже соврать, ведь все намного глубже", - вспоминает Аду Адуев.

В мире говорят о "вьетнамском синдроме", а ведь есть и "афганский"

"Война нас всех, кто в ней участвовал, поменяла. И тех, кто попал на нее мальчишкой в 18 лет, и таких, как я, кто оказался в Афгане уже взрослым мужчиной - в 28 лет. И афганский синдром до сих пор не прошел. Уж сколько, например, в США говорят о вьетнамском синдроме. А что – афганского у советских солдат не было? Все проявляется – даже спустя тридцать лет (и больше!), только у каждого это по-разному", – говорит Аду Адуев.

В феврале 1980-го его откомандировали из Риги в Клайпеду, где как раз формировался 395-й афганский полк. Почти семь суток его полк добирался до Термеза и 5 апреля пересек границу – пришел с колонной бронетехники в пустыню Келагай. Так у Аду началась его двухлетняя война на территории Демократической Республики Афганистан - ДРА (среди солдат ее называли просто - "дыра"), где он за это время похоронил многих товарищей…

В советское время создали всесоюзное общество ветеранов войны в Афганистане – "Саланг", но после распада СССР оно реально перестало существовать, хотя где-то и как-то все же проявлялось в виде локальных одноименных союзов и братств.

В Латвии в 1997 году зарегистрировали Ассоциацию ветеранов войны в Афганистане. Она объединила тогда не только ветеранов войны в ДРА, но и тех, кто прошел другие локальные конфликты - в Египте, Вьетнаме, Алжире, Эфиопии. И важные даты все эти люди отмечают вместе, как например, 15 февраля.

Жизнь в долине смерти

Представитель двух других организаций - "Ветераны войн XX века против террора" и "Фонд памяти павших" - Игорь Ристолайнен рассказал Sputnik, что 15 февраля он отмечает не тридцатилетие, но без малого сорокалетие жизни "сквозь Афган".

"Для меня Афган – это тридцать лет со дня вывода войск и еще плюс десять - со дня ввода. Я ведь попал на войну вообще одним из первых: вводить наши войска начали в декабре 1979-го, и я там оказался совсем скоро. Мне тогда было 18 лет.

До Афганистана я уже почти год служил в армии – в спортроте в Риге. В это армейское подразделение набрали титулованных спортсменов: пусть, мол, не бегают с автоматами, а за армейский спортклуб выступают – честь армии так отстаивают", - рассказывает Игорь Ристолайнен.

За несколько дней до Нового года он с товарищами стоял на улице и смотрел, как автобат — КамАЗы с горящими фарами – направлялся в Афган. Игорь тогда думал примерно так: сидим мы тут в Риге, а где-то там война… А на следующий день его самого вызвали, вручили документы и отправили на вокзал...

"Только потом дошло, почему взяли меня и других спортсменов - боксеров, борцов, стрелков. Где-то там наверху решили из спортсменов сделать элитное крутое подразделение. Но в итоге потом всех распределили куда придется, а меня – в разведроту. Я хотя и попал в Афганистан из армии, но реальных танка, бэтээра или даже пулемета не видел ранее. А тут всего в избытке – в Долине смерти Пули–Хумри, где служил.

И что там было, я вам честно скажу, даже среди боевых товарищей не вспоминают – как-то не очень принято. Было, в общем… Хватило на всю жизнь. Достаточно сказать, что парней в части, где я служил, противники считали, видимо, отмороженными на всю голову.

Через год я попал в госпиталь. В родном военкомате мне поставили печать, мол, "претензий" не имеют, - и со службой я распрощался", – вспоминает Игорь Ристолайнен.

Война, которая не завершилась

Игорь Ристолайнен вернулся на родину, где пришлось уже выдержать другое противостояние – хоть и бескровное, но морально очень тяжелое. Ведь что по телевизору показывали о той войне? Так, изредка где-то постреливают, а советские солдаты помогают местным жителям дома строить, деревья сажают, сухпайком делятся.

"Например, ветераны Великой Отечественной, которые тогда еще были крепкими мужичками, над нами, афганцами, и вовсе посмеивались: ну как там, на войне вашей, постреливали, да? Редко кто в разговоре обходился без колкостей в наш адрес: вот мы-то на настоящей войне были, а вы – кто такие? Крышу тогда просто сносило. Но как-то все пережили…

А потом мы узнали вдруг, что все в Афгане закончилось. Так разом война прекратилась. Наших просто оттуда вывели. Мы не могли понять: и зачем эта война кому-то была нужна? Нам она уж точно не была нужна. Но то, что она кончилась, это, конечно, было праздником.

Хотя у некоторых и были мысли: не дали нам довоевать, добить, отомстить за друзей! И потом такие люди вступали в разные иностранные легионы, частные армии: не могли просто так снять форму. Понимаете, тяжело объяснить, что с человеком на войне происходит. Некоторые действительно физически не могли принять мирную жизнь, где все построено по другим законам.

И вот уже прошло тридцать лет с момента вывода войск, а я (и, поверьте, не я один такой!) часто ночью в холодном поту просыпаюсь. Афган – в памяти, "в голове" победить невозможно", – говорит Игорь Ристолайнен.

Пятнадцатого февраля он и многие другие ветераны Афгана, кто в 12:00, а кто в другое время, обязательно придут к памятнику в Тихом саду. Это для них важно.

20586
Теги:
СССР, вывод войск, Латвия, Афганистан
По теме
Кабулов рассказал, есть ли у Афганистана шанс на мирную жизнь
Вячеслав Некрасов: Афганистан может выбрать свой путь
Ветераны сороковой армии посетили Афганистан
Никита Мендкович: американцы могут вернуть войска в Афганистан
Загрузка...

Орбита Sputnik