1 мая 1934 года, Улманис уже задумал переворот. Фотография из журнала Атпута

Ринкевичc против латвийского истеблишмента и Улманиса

1241
(обновлено 13:09 16.05.2018)
Кем же был латвийский "отец народа", и как Латвия стала прибалтийским офшором Москвы

В Латвии произошло неслыханное. Министр иностранных дел страны Эдгарc Ринкевичc посмел, хотя и крайне осторожно, усомниться в безгрешности и гениальности латвийского "отца народа" Карлиса Улманиса.

"15 мая — траурный день для латвийской демократии. Уничтожив парламентаризм, Улманис создал внутреннюю предпосылку для событий 1940 года, поскольку один человек не должен принимать важные для государства решения…" — написал глава латвийской дипломатии в своем Twitter.

​Почему я подчеркнул, что "осторожно"? Да потому, что Ринкевичc вменяет Улманису лишь сдачу страны Сталину в 1940-м. И не более. Такие "мелочи", как разгон Сейма и введение диктатуры, Ринкевичcа явно не беспокоят.

Но и такая смелость Ринкевичcа похвальна. Усомниться в правильности действий творца "счастливого времени", человека, которому в центре Риги поставлен памятник, кумира националистов – это в латвийских реалиях можно расценить как поступок.

Для меня лично всегда было странно продолжающееся восхваление Улманиса. По идее, ему должны были ставить памятники в Советской Латвии, но никак не в нынешней. Ведь Улманис сделал все для включения страны в состав СССР.

Экономика Латвии времен диктатуры Улманиса уже была поставлена под контроль государства в достаточной степени. В СМИ действовала жесточайшая цензура. Кстати, в газетах было запрещено ругать СССР и Сталина. Так что трансформация независимой Латвии в ЛССР для большинства жителей в бытовом плане мало что изменила.

Опять же, хотя бы чисто формально, но в 1940 году в Латвии вновь появляется парламент. Тот самый, который через 50 лет примет решение о восстановлении независимости Латвии.

Поведение же Улманиса после выдвижения советской стороной в 1940-м ультиматума о вводе дополнительного контингента войск вообще не поддается осмыслению в здравом уме, если исходить из того, что Улманис – герой националистов. Латвийский МИД дискутировал лишь о маршрутах и времени передвижения частей Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА).

Сам же Улманис обратился к латвийскому народу со словами "Оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своем", подчеркнув, что в Латвию входят дружественные силы.

По логике националистов, Улманис должен был отдать приказ войскам на сопротивление. Но он этого не сделал. Как с горечью сказал мне один приятель из числа националистов, Улманису надо было отдать приказ армии.

"Мы бы чуть-чуть постреляли, и тогда в советской системе у нас был бы статус, сравнимый с ГДР. А так, без стрельбы Москва спокойно изобразила добровольное присоединение Латвии к СССР", — подчеркнул мой друг.

А может, Улманис просто хорошо понимал ситуацию и осознавал, что латвийская армия не будет воевать с РККА? Ведь по такой же логике в 2014 году Киев так и не отдал приказ дислоцированным в Крыму частям начать военные действия. Украинский истеблишмент прекрасно понимал, что приказ не будет выполнен.

Так за что же Улманиса глорифицируют? Может, за то, что именно он создал Латвию? Но и тут все спорно. Как отмечает профессор Инесис Фелдманис, когда в Валке в 1917 году де-факто было объявлено о независимости Латвии, то Улманис почему-то пребывал в оккупированной немцами Риге. Кстати, тот же Янис Чаксте считал именно 1917-й годом создания Латвии. Это уже потом, при Улманисе, стали делать акцент на дате 18 ноября 1918 года.

Единственное, что можно ставить в заслугу Улманису, – это умение договариваться с Москвой. Этим даром он обладал всегда.

Думается, нам еще предстоит узнать, почему же латышская красная стрелковая дивизия воевала на Южном фронте в 1919 году, а не помогала красным в Латвии. А так ведь пребывание Улманиса на теплоходе "Саратов" могло бы затянуться.

Как видится, дело в том, что Советскому Союзу был просто необходим свой политический и финансовый офшор в Европе. Таким, наравне с Эстонией, для Москвы стала Латвия. Такая своя Швейцария.

Так что лозунг канувшего в Лету Parex banka "Мы ближе, чем Швейцария" можно отнести и к улманисовским временам.

Прибалтийский офшорчик Москва решила прикрыть лишь после поражения Франции, после Дюнкерка. Причем решение о вводе дополнительных контингентов принималось в спешке. Явно из опасения, как бы офшорчик не был перекуплен Берлином.

И именно в этот момент Улманис фактически обеспечивает передачу Латвии Советскому Союзу.

Кстати, специально для конспирологов отмечу: могила-то Улманиса так и не была найдена. А может, он и не умер в 1942-м? А за особые заслуги перед СССР продолжил жить где-нибудь на даче и получал советскую пенсию?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1241
Теги:
Карлис Улманис, Эдгарс Ринкевичс, Москва, Латвия
По теме
Вейонис хочет стать латвийским Путиным или новым Улманисом
Ринкевичс отдал знамя латвийской дипломатии нацисту и стороннику Холокоста
Хитрый ход Ринкевичса против британской "шизофрении", или Тайное послание Латвии к России
День обороны Валки от немцев: латышские стрелки заслужили 23 февраля
Марко Михкельсон

Дурман и "противосила". Как эстонский политик собрался сдерживать РФ

46
(обновлено 19:07 12.04.2021)
Заставить Россию "заниматься своими делами" вознамерился эстонский парламентарий Марко Михкельсон - повсюду видит он происки коварной Москвы

Крайне интересно узнать, что втайне от общественности попивает и покуривает на террасе своего дома глава комитета парламента Эстонии по иностранным делам Марко Михкельсон, отмечает автор радио Sputnik Николай Николаев. Потому как складывается впечатление, что упомянутый господин достиг такой раскрепощенности сознания, которой в обычных условиях добиться трудно.

Повсюду видит он происки коварной России ‒ куда ни глянет, там и увидит. И потом противостоит ‒ твердо и решительно. Натягивает на себя военный мундир с эполетами, завалявшийся после празднования Нового года, позванивая шпорами, идет к обеденному столу. А там расстелена большая карта Эстонии и прилегающих к ней территорий.

Упирается Михкельсон рукою в бок, а затем после короткого раздумья достает из картонной коробки оловянных солдатиков и выстраивает их красивыми рядами вдоль границы с Россией. "Сегодня воюем с русскими!" – произносит он громко и раскатисто, затем слегка икает и отстраняется от стола, чтобы оглядеть картину грядущей баталии целиком.

Переходит на другую сторону стола, чтобы солдаты видели его пылающее вдохновением лицо, и произносит речь о том, что, мол, вперед, друзья. На врага! Ура! И все тонет в облаке дыма, в котором ему мерещатся новые сражения, и он на белом коне на поле брани...

Подобные мысли вызывает недавнее выступление господина Марко Михкельсона в программе "Субъективно с Яникой Мерило". Там он заявил, что у Эстонии есть возможность противостоять России в военном плане, главное – построить некую "противосилу". Что это за "противосила" такая, он, конечно, умолчал, вероятно, это какое-то секретное эстонское оружие на велосипедной тяге.

Затем парламентарий многозначительно подмигнул журналистке, а она подмигнула ему в ответ: мол, понимаю тебя и одобряю, мой герой! И тогда, разгоряченный этими действиями представительницы прекрасного пола, наш храбрый Марко добавил, что надо поработать на международном уровне, чтобы эта Россия "занималась своими делами". И, как говорится, бог и НАТО нам в помощь! И еще добавил какое-то количество воинственных слов для поддержания произведенного эффекта.

Ну, что тут сказать, что возразить эстонскому герою, как достучаться до его затуманенного разума? А может, не стоит тратить на него силы? Узнать почтовый адрес домовладения сего политика и послать ему бандерольку с книжкой басен Крылова, в которой закладкой выделить одну: "Слон и Моська".

46
Теги:
политики, Россия, Эстония
Прохожий на площади Независимости в Киеве

"Это невозможно": кто захватил власть под боком у России

453
(обновлено 18:49 11.04.2021)
На днях в международном мультимедийном пресс-центре "Россия сегодня" была представлена своеобразная антология — книга М. Григорьева и Д. Саблина "Обыкновенный фашизм: украинские военные преступления и нарушения прав человека (2017-2020)"

После того, как пресс-секретарь президента России Д. Песков вновь упомянул в качестве недопустимого сценария развития обострения на Украине Сребреницу (первым это сделал сам В. В. Путин) — украинский вице-премьер А. Резников заявил, что "Сребреница невозможна", так как "насильно освобождать свои территории Украина не будет", пишет Виктор Мараховский для РИА Новости.

Это противоречит боевым заявлениям официального Киева же двухнедельной давности, но к этому все привыкли. Если бы Украина существовала как субъект, способный к какой-то последовательности, не было бы "трехсторонних переговоров по Украине без Украины".

Однако проблема в том, что отсутствие Украины как дееспособного субъекта не отменяет Украины как проблемы.

И поэтому важно понимать, чем она, в сущности, сейчас является на самом деле.

На днях в международном мультимедийном пресс-центре "Россия сегодня" была представлена своеобразная антология — книга М. Григорьева и Д. Саблина "Обыкновенный фашизм: украинские военные преступления и нарушения прав человека (2017-2020)".

Авторы книги не только перечисляют жуткие факты. Они также попробовали найти исторический аналог той формации, которая сложилась на Украине после госпереворота 2014-го.

Ближайшая аналогия, найденная ими, — это Латинская Америка второй половины XX века и ее квазифашистские режимы: банановые хунты, эскадроны смерти, тотальная цензура медийного пространства и охота на инакомыслящих.

Впрочем, конечно, есть и отличия.

Типичная латиноамериканская страна 1960-х — это страна, только что вывалившаяся из колониальной эпохи, страна с четким, как торт "Три шоколада", расслоением населения: внизу бесправные индейцы, над ними местные латифундисты, потомки испанских колонизаторов, и обслуга различных "юнайтед фрутс", над ними — собственно американские хозяева местных монополий по добыче ископаемых или закупке кофе. Среди бесправных индейцев начинают распространяться социалистические идеи, белые господа начинают нервничать, латифундисты организуют эскадроны смерти и начинают убивать партизан, родственников партизан, сочувствующих, диссидентов, священников и далее по списку. Все это маркируется как "священная борьба с коммунизмом", и хотя священные борцы откровенно зигуют и именуют себя какими-нибудь Белыми Воинами — американцы прощают им этот маленький недостаток.

Украина же — это сценарий во многом обратный, похожий на реверсированное время из х/ф "Довод": эта республика с населением почти как у Франции вывалилась не из колониальной, а индустриальной эпохи. И вывалилась с таким количеством промышленного, научно-производственного, сельскохозяйственного и цивилизационного ресурса, что деградация государственности там поначалу шла относительно плавно и безболезненно. Ибо даже в деградирующем государстве, если ресурс велик, цивилизация еще долго не сдает своих позиций: где-то, конечно, идут бандитские войны за предприятия, угодья и даже болота (в них ценный янтарь), где-то исчезают НПО и лаборатории, но люди остаются — и люди продолжают действовать по инерции так, как привыкли. То есть транспорт ходит, обучаются врачи и физики, какие-то бюрократы выделяют по привычке деньги на культуру, Новый год и День Победы, ведется судопроизводство и даже ловят часть бандитов.

Однако у цивилизации — вернее, у людей, являющихся ее носителями, — есть свой временной ресурс. И он неизбежно вырабатывается, если его не восполнять.

В случае Украины это восполнение цивилизационного ресурса было убито идеологической дерусификацией, которая поначалу казалась самим украинцам вполне скромной платой за внутреннюю стабильность и национальный мир.

Подобно тому, как банановые республики в плачевное состояние погрузил страх начальства перед мировым коммунизмом — на Украине "цивилизационная дерусификация" проводилась по общей для Восточной Европы кальке максимальной дезинтеграции с Россией.

Об этом написано много: пиар Веков Колониального Гнета, раскрутка Национальной Пострадатости, создание специальных близнецов-институтов национальной памяти (империй дурных воспоминаний, пиарящих века русского гнета) и бешеное строительство национальной идентичности из местного сельского фолка — повторялось всюду, от Прибалтики до Закавказья.

Цель ставилась простая: сделать политическое пространство постсоветских республик немыслимым для того, чтобы в нем вновь возродились интеграционные процессы. Поэтому постсоветские республики обязаны были самоотпиливаться от России по всем фронтам — культурно, языково, исторически.

Естественно, такая дерусификация могла быть только борьбой с цивилизацией (борьбой "исконной деревни" с "советским городом" в широком смысле слова). Но мало где это привело к столь печальным последствиям, как на Украине, поскольку ей в ходе отказа от всего общего с Россией пришлось самоотпиливаться от себя самой.

Дело не только в русском языке, на котором говорили (и во многом продолжают говорить, хотя зачастую уже куда безграмотнее) украинские города, — удалять пришлось еще и его понятийную нагрузку, его смысловое содержание. Республику начали постепенно выгонять из ее собственной русской истории, отделять от ее деятелей, гениев, подвигов и базовых понятий. От Гоголя, от Паскевича, от Королева, от Булгакова, а на последних этапах уже и от Великой Отечественной и Победы в ней.

От цивилизации, закрепленной в понятийном языке и повседневной системной практике, — в пользу сверхактивного, чуждого большинству даже по языку и вере "западенского" боевого меньшинства, приватизировавшего на себя национальную идентичность "украинец".

Фактически между чиновно-бизнесовыми кланами и нациками был заключен договор о разделе Украины: кланам досталась экономика, а западенцам гуманитарка (культура, идеология, история, языковая политика). Схема оказалась вполне продуктивной: "бандеровцы" успешно работали на запугивание электората (что западного, что восточного), продавливая свои тезисы в качестве "новой нормы", а кланы пилили огромный ресурс.

Процесс этот, кстати, начался еще в 90-х, продолжился в нулевые — но до поры до времени продвижение и раскрутка этого боевого меньшинства компенсировались огромным запасом стабильности. Из-за этого вопросы, на самом деле бывшие сверхважными, самим украинцам, лишаемым цивилизации понемногу, казались глубоко третьестепенными.

"Ой, да господи, — отмахивались крутые украинские эксперты еще в 2013-м, — ну какая разница, что политик Икс там несет про защиту мовы, крещеную мокшу на востоке и Голодомор. Это ж все риторика, у него самого фабрика в Липецке и куча друзей в Москве, все всё порешают. Важно другое! Важно, что сейчас олигарх Полторашко продвигает через свою карманную прокуратуру дело против олигарха Вайнберга, а тот асимметрично ему отвечает, напустив на него нациков".

Но вот пришел 2014-й — и обветшавший каркас цивилизации вдруг перестал все это сдерживать, и взорвался переворотом и кровавой бойней.

Его обрушило даже не варварство в его классическом смысле — и не нацизм в его классическом виде: его обрушили банальные приватизаторы и банды гопников со знойным этнографическим колоритом.

Внезапно единственная органическая цивилизация Украины ("русская", "советская", "имперская") оказалась в положении, так сказать, белых гетеросексуальных мужчин-христиан в Америке: она стала токсичной, то есть заранее во всем виноватой. И уж конечно, достойной попрания во всех формах.

Практически это попрание выразилось в том, что Украина резко вышла из повиновения собственным скучным формальностям — вроде законов, государственного планирования и любых казенных нормативов, вырабатываемых "для пользы страны", а не только для чьего-то лоббирования. То, что придавало государству форму, за годы истончилось до необязательной обертки — и обертка порвалась.

В итоге почти весь украинский "официоз" сегодня — демонстрационный. Великие планы государства обычно исчерпываются их анонсами. За любыми пафосными ультиматумами и идейными баталиями прячется борьба хозяйствующих субъектов, причем борьба вечная и непрерывная, требующая непрерывного же скандала. Все очень азартно и зачастую очень доходно, но совершенно бессмысленно с точки зрения интересов системы.

Сегодня, в 2021 году, на Украине по-настоящему реальны только эти самые споры хозяйствующих субъектов, а также боевые бригады, аффилированные с их хозяевами, и человеческие жизни, приносимые в жертву их разборкам. Все остальное — понарошку, необязательно и легко отменяется задним числом.

Скажем, президент и министр здравоохранения в октябре 2020-го заявляют об уже-почти-готовой разработке крутой собственной вакцины от коронавируса — и они же в марте 2021 года сообщают, что вакцины никакой нет и не было (речь идет о десятках и сотнях тысяч жизней, подумаешь).

Глава Вооруженных сил 30 марта заявляет, что наступление на Донбасс готово — и он же 9 апреля заявляет, что оно "приведет к гибели большого числа людей и неприемлемо" (мир с легким ужасом смотрит на Донбасс, там уже гибнут люди, ну и что, такая мелочь).

Поэтому если мы узнаем из какого-нибудь очередного инсайда, что вся кровавая история с нынешним обострением вокруг Донбасса во внутренней "политической" реальности самой Украины была просто очередным диким шоу для прикрытия какой-то очередной войны баронских кланов — у нас не будет причин удивляться.

То, что бурлит на Украине, неслучайно производит невыносимо много гвалта и пафоса по поводу и без.

Это не малоросская эмоциональная избыточность — это тупо гопнический надрыв. У этого надрыва теперь есть флаг, герб, посольства в столицах настоящих государств, территория и крыша, но на его территории остается чем дальше, тем меньше того цивилизационного начала, которое делает государство дееспособным, — что во внешнем мире, что внутри себя.

...Отменяет ли эта поп-гоп-шоу-природа нынешнего украинского строя наличие явно нацистских элементов публичной идеологии и нацистских настроений?

Нет, ничуть.

Просто нацистские элементы там — не системообразующие, а служебные. Наци на Украине непрерывно прессуют врагов "национальной идеи" не потому, что в самом деле строят какой-то этнорейх (об этом в стране с катастрофической, но продолжающей падать рождаемостью и зашкаливающей эмиграцией говорить просто неуместно), а потому, что национал-истерика — это главный инструмент политической борьбы, оставшийся после отказа от цивилизации. Национал-истерику можно врубать, когда нужно заткнуть два-три телеканала, или запретить партию, или отжать у кого-нибудь предприятие — а кто будет возмущаться, за тем придут активисты.

Украина, которую мы видим и слышим сегодня со стороны, — есть, конечно, просто имитация политического субъекта. Азартная, местами даже фанатичная и порой очень кровавая — но имитация. Что-то вроде коллектива жуликов, изображающих для внешних и внутренних зрителей государство, идеологию, даже войну — и для убедительности периодически убивающего.

Очень хочется надеяться, что у этого коллектива хватит если не ума, то инстинкта самосохранения, чтобы не переходить красные линии — и не вынуждать настоящую цивилизацию решать его как проблему.

453
Теги:
Украина, Россия
По теме
Власти Украины мечтают захватить Крым и избавиться от россиян
Наталья Поклонская о самом страшном дне, покушении, Украине и прощании с дочерью
Выжить без тепла и света: Зеленский нашел задание Литве и Украине