Март Хельме

Скандал на всю Прибалтику: зачем эстонский министр похвалил Путина

4144
(обновлено 10:50 25.10.2020)
Министр внутренних дел Эстонии Март Хельме в интервью немецкому изданию Deutsche Welle охарактеризовал российского президента Владимира Путина как прагматичного и предсказуемого политика, четко соблюдающего интересы своей страны

Такая оценка идет вразрез с мнением прибалтийских элит, называющих Россию "непредсказуемым и агрессивным" государством. А вот Хельме, напротив, считает, что с Москвой вполне можно сотрудничать. Что скрыто за этими заявлениями и стоит ли воспринимать министра как потенциального союзника, разбирался Константин Севастьянов для РИА Новости.

Портрет антигероя

Семидесятилетний Март Хельме — один из самых эпатажных политиков Балтии. Он всегда мечтал о собственной партии — причем такой, которая со временем возьмет власть в государстве. Мечта исполнилась в 2012 году. Он учредил Консервативную народную партию (EKRE), оружием выбрал правый популизм и начал эксплуатировать ксенофобские настроения.

Особенно активно "консервативные народники" использовали страх эстонцев перед мигрантами из третьего мира. И обещали бороться с "предателями" из числа либеральных чиновников, которые "в угоду Брюсселю" открывают ворота Эстонии смуглокожим мигрантам. К тому же Хельме с единомышленниками регулярно проводит мероприятия памяти эстонских легионеров СС и призывает ставить им памятники.

По результатам прошлогодних парламентских выборов ультраправые из EKRE неожиданно для всех вошли в правящую коалицию. Премьер-министр Эстонии, глава Центристской партии Юри Ратас не собирался сотрудничать с Хельме, но позже пересмотрел мнение.

Для "центристов" выборы оказались неудачными — и, чтобы сохранить власть, они взяли в коалицию две правые партии: более умеренное "Отечество" и радикальное EKRE. В новом кабмине "консервативные народники" получили пять министерских постов. В частности, Март Хельме стал главой МВД и заместителем премьера, а его сын Мартин — руководителем Минфина.

На влиятельном государственном посту Март Хельме ничуть не умерил риторику. По-прежнему боролся с мигрантами — но переключил внимание на гастарбайтеров с Украины. "Сюда приезжают не столько украинцы, сколько русские с востока страны, обрусевшие или просто гомо советикусы", — сокрушался Хельме. Всячески усложнял им доступ в страну — и добился своего благодаря пандемии коронавируса. Но тут уже взвыли эстонские промышленные и сельскохозяйственные предприятия — в малолюдной республике без завозных рабочих рук бизнесу практически не выжить. Летом Эстония возобновила прием украинцев.

В ноябре 2019-го Хельме оказался в центре международного скандала: заявил финскому изданию Iltalehti, что Эстонии необходим "запасной план" обороны: на НАТО надежды нет. Как и на Европейский союз — это не "центр силы" в мире. Более того, он сравнил ЕС с другим союзом, Советским — и это в Эстонии, где СССР объявлен символом всего самого плохого. Естественно, коллеги по правительству бросились опровергать его слова — мол, Эстония как никогда уверена и в ЕС, и в НАТО.

Но уже буквально через пару недель Хельме подложил новую "свинью": выступая на радио, обозвал премьер-министра соседней Финляндии (страны, экономические отношения с которой Эстонии особенно важны) Санну Марин "торговкой". Да еще и привел перефразированную цитату из Владимира Ленина: "любая кухарка может стать министром". Эстонскому президенту Керти Кальюлайд пришлось лично извиняться перед Марин, а парламентская оппозиция потребовала отставки Хельме — впрочем, безуспешно. Хотя политика называли даже скрытым "агентом влияния" Москвы.

Мастер политической провокации

Прекрасно зная особенности эстонского политикума, Хельме как будто намеренно подставлялся под удары. Так, он единственный из эстонского правительства не боится беседовать с российской прессой. В июле 2019-го в одном из таких интервью он сказал, что ратует за развитие эстонско-российских отношений и не считает Москву угрозой для Прибалтики.

Тут нужно понимать: будучи популистом, Хельме способен делать взаимоисключающие заявления — в зависимости от конъюнктуры момента. Особенно ярко это проявилось в публичных речах о России. До того как он стал членом правительства, его высказывания о восточном соседе отличались крайней жесткостью.

Например, в 2007-м Хельме говорил: "Сегодняшняя Россия — растущий монстр, какого мир еще не знал. Этот монстр расправит плечи в 2008-м после президентских выборов, и вот тогда мы увидим, что за чудовище выползет из ворот Кремля". Тогда Хельме предлагал: "России, которая, в сущности, слаба, нужно навязать новое, непосильное для нее экономическое соревнование, гонку вооружений и идеологическую войну. И страна, пребывающая в демографическом коллапсе, развалится".

А в 2018-м, обращаясь к премьер-министру Юри Ратасу, Хельме призвал усилить контроль за русской общиной — поскольку, по его мнению, многие в ней готовы шпионить в пользу Москвы. Поэтому следует ограничить их прием на государственную службу — на все сколько-нибудь значимые посты. И он же утверждал, что Россия якобы не прочь сделать "второй Крым" из Ида-Вирумаа — северо-восточного уезда Эстонии, где живут в основном этнические русские.

Любимый "конек" Хельме, на котором он скачет уже много лет, — тема территориальных претензий к России. Речь идет об исконно русских городах Ивангород и Печоры с прилегающими землями, которые с 1920 по 1940 год принадлежали Эстонской Республике. "Россия не хочет ни возвращать эту территорию, ни давать за нее компенсацию, ни вообще обсуждать этот вопрос", — жаловался Хельме вскоре после назначения министром внутренних дел.

Впрочем, с некоторого момента Хельме скорректировал поведение. Дело в том, что русскоязычные жители Эстонии составляют свыше 25 процентов населения — лакомый электоральный кусок. Собственной политической организации у них нет, и они по принципу "меньшего из зол" традиционно голосуют за Центристскую партию, чье руководство избегает прямых призывов к ассимиляции "нетитульных" жителей. Хельме тоже решил побороться за эту часть избирателей. Смягчил заявления о потенциальных "внутренних врагах", а в июне 2019-го вдруг высказался: "Люди из Ида-Вирумаа, хоть и не эстонцы, но уже наши. А если говорить о тех, кто приезжает в Эстонию с Украины, — это не наши люди".

Схема для ловушки

Еще один знаменательный факт. За ликвидацию преподавания на русском языке в школах нацменьшинств Эстонии особенно яростно выступает оппозиционная Партия реформ, называющая себя либеральной. Эстонские "реформисты" неоднократно подавали соответствующий законопроект — последний раз в сентябре 2020-го. Но правящая коалиция, в том числе и "ультраправая" EKRE, последовательно отказывалась губить русские школы.

А в октябре 2020-го Хельме совершил новый поступок, давший повод говорить о "скрытых российских симпатиях". В интервью Deutsche Welle он сказал, что президент России Владимир Путин чутко следит за балансом мировой политики. "Путин в этой схеме — аптекарь, который должен на чувствительных весах устанавливать равновесие и на его основе вести эффективную внешнюю политику", — сообщил Хельме.

По его мнению, Путин — прагматик: "Если надо, он будет врагом, если надо — другом". Эстонский министр добавил, что Прибалтикой, с позиции российского президента, "активно заниматься просто нет смысла" — поскольку это "европейские провинции". Однако, по словам Хельме, Путину важно знать, что Прибалтика как часть НАТО "не опасна для России".

Другой вопрос, можно ли считать его потенциальным союзником Москвы. Политолог Александр Носович, специализирующийся на странах Балтии, советует не обольщаться на этот счет: в беседе с Deutsche Welle Хельме не произнес ничего нового. Его взгляды прекрасно известны германскому государственному изданию — и все же оно взяло интервью у "токсичного" политика.

"Вероятно, кто-то решил, что эстонский министр, признающий опасения России по поводу размещения солдат НАТО в Прибалтике и демонстрирующий неприязнь к украинцам, — хорошая приманка для Москвы. Мол, Кремль должен всерьез заинтересоваться Хельме и пойти на сотрудничество с EKRE. На выходе получится полная дискредитация внешней политики России, — полагает Носович. — Та же Deutche Welle с радостью тыкнет Москву носом в дружбу с Мартом Хельме: мол, вы жалуетесь на дискриминацию в Прибалтике — и при этом взаимодействуете с радикально-шовинистической партией, которая прославляет эстонский легион Ваффен СС и даже призывала не пускать этнических русских на государственные посты в Эстонии".

Эксперт уверен: учитывая репутационные риски, Москве не стоит связывать себя с эпатажным и непоследовательным политиком. Какие бы реверансы не делал Хельме в сторону России — уловка эта нехитрая.

4144
Теги:
Прибалтика, Эстония, Владимир Путин
По теме
Эстония не претендует на Печорский район и еще ждет Путина: глава МИД об отношениях с РФ
Эстония собирается закрыть России доступ в Балтийское море
Фотофиниш: Эстония снова предлагает вернуть "балтийский пузырь"
Эстонский военнослужащий, архивное фото

Русский медведь готов задрать эстонскую корову. Но не сразу, а по частям

116
(обновлено 17:57 11.05.2021)
Россия нашла-таки способ подорвать обороноспособность своего могучего западного соседа ‒ Эстонии. И делает это очень коварно, через пятую колонну, которая, как утверждает один эстонский генерал, пробралась уже на самые верха

Не дай вам бог увидеть, как плачут мужчины, особенно мужчины в эстонской военной форме, отмечает автор радио Sputnik Николай Николаев. Они не просто роняют скупые солдатские слезы, а еще и скрежещут зубами, вздымают кулаки к небу и посылают громогласные проклятия на все стороны света (главным образом, по привычке, все же на восток). А все почему? Потому что правящая коалиция в рамках новой бюджетной стратегии решила сократить государственные расходы, в том числе на оборону.

Это неслыханный скандал, ибо прежде эта статья расходов никогда не уменьшалась, и сама мысль о подобном могла прийти в голову только политическому самоубийце. Но пандемия так больно ударила по финансовым возможностям государства, что деваться некуда: когда карманы пусты, тут, как говорится, не до жиру.

Все, кому приходится ужиматься, принимают это как должное, понимая, что времена тяжелые. Все, кроме военных, которые мгновенно объединились и запели песню о том, что именно им урезать ассигнования никак нельзя. Солирует в этом хоре член фракции Партии реформ в парламенте Эстонии, генерал в отставке Антс Лаанеотс. Основная тема в его эмоциональных высказываниях звучит так: "Оборонные расходы хочет сократить пятая колонна".

Генерал считает, что агенты Кремля, пробравшиеся уже во все сферы жизни прибалтийской республики, теперь окопались и в правительственных органах, и в парламенте. И именно они, получив, вероятно, прямые указания от президента России, режут священную корову военного бюджета.

Корова сопротивляется, жалобно мычит, но злокозненные агенты Москвы отрезают от нее самые лакомые кусочки и бросают их прямо в пасть медведям, притаившимся за российской границей.

Не утешает Лаанеотса и то, что благодаря сэкономленным средствам государство сможет построить дороги, культурные объекты, отреставрировать памятники старины и улучшить медицинское обслуживание населения. Все это, по его мнению, второстепенно, и те, кто принимает подобные решения, не понимают главного – ведь они "хотят заниматься всеми теми вещами, которые не могут быть приоритетными в то время, когда мы не знаем, что сделает восточный сосед".

А этот сосед, по мнению генерала, спит и видит, как бы ему напасть на Эстонию и поработить ее. И необходимо немедленно найти тех, кто, прикидываясь эстонскими гражданами, на самом деле является "агентами влияния" России. Как с ними поступить при поимке, бывший военачальник умалчивает, но суровость и неотвратимость возмездия, безусловно, подразумеваются.

Остается у господина Лаанеотса лишь одна отрада: в Эстонии много американских военных, и они здесь чувствуют себя как дома. И, конечно же, он надеется, что плохие времена пройдут, и военный бюджет крошечного прибалтийского государства вырастет в угоду выжившим из ума "ястребам" до весьма солидных 700 миллионов евро. И плевать на нехватку масла в эстонских семьях, ибо человек-то без масла проживет, а вот пушкам без него никак.

116
Теги:
безопасность, оборона, США, Россия, Эстония
Шотландский замок Дун

Выборы в Шотландии приблизили распад Соединенного Королевства

144
(обновлено 09:06 11.05.2021)
Прошедшие выборы в региональный парламент Шотландии — это новый этап борьбы за обретение независимости

"Сторонники независимости Шотландии одержали историческую победу" — примерно с такими заголовками на первых полосах вышли воскресные газеты этого северного региона Великобритании. Пресса же, издающаяся в Лондоне, предпочла иную тональность, сообщив в первую очередь о том, что Шотландская национальная партия (ШНП), выступающая за отделение от Соединенного Королевства, не смогла получить большинство в региональном парламенте, пишет колумнист Владимир Корнилов на сайте РИА Новости.

Насколько различается оценка итогов выборов! При этом не соврали ни те ни другие.

Само голосование состоялось в четверг, но под предлогом пандемии подсчет бюллетеней начался только в пятницу, а предварительные результаты оглашены и вовсе только в ночь на воскресенье. При этом никакие экзит-поллы даже не предусматривались (это к вопросу о стенаниях российских либералов по поводу того, что у нас якобы долго и непрозрачно устроен процесс подведения итогов выборов, в отличие от ситуации "у них на Западе").

В том, что ШНП займет уверенное первое место, мало кто сомневался изначально. Вопрос заключался в том, сможет ли эта сила получить абсолютное однопартийное большинство. Один раз (в 2011 году) ей это уже удалось сделать, в результате чего спустя три года и состоялся первый референдум о независимости, на котором сторонники сохранения единой Британии получили 55 процентов голосов.

Уже тогда сепаратисты объявили, что оставляют за собой право проведения повторного референдума в случае "существенного изменения политических обстоятельств". И такое изменение, как считают лидеры ШНП, произошло в минувшем году, когда Британия окончательно вышла из Евросоюза (большинство жителей Шотландии голосовало против Брекзита). Поэтому на эти выборы сепаратисты пошли с обещанием после своей победы организовать новый всеобщий опрос по меньшей мере до 2023 года.

В конечном итоге ШНП получила 64 кресла в холируде (неофициальное название тамошнего парламента), недобрав до абсолютного большинства всего одно депутатское место. Однако региональная пресса тут же популярно стала "разоблачать черную магию" своих лондонских коллег, специально поясняя, что попытка скрыть значительную победу сепаратистов является манипуляцией.

И тут они совершенно правы. Дело в том, что в региональный парламент также прошли восемь депутатов от Шотландской партии зеленых (для них это является рекордом), которая также официально выступает за повторный референдум и выход из Британии. Таким образом, сепаратисты получили уверенное большинство: 72 из 129 мест. Если сложить голоса, которые избиратели отдали за сторонников и противников независимой Шотландии, то первые получили более 50 процентов, а вторые — 48.

Экстраполируя этот результат на возможное голосование о выходе из Великобритании, можно предположить, что в случае повторного референдума на этот раз победят сепаратисты. И это совпадает с последними опросами общественного мнения.

Однако получится ли у лидеров ШНП организовать такой референдум — большой вопрос.

Британский премьер-министр Борис Джонсон уже неоднократно заявлял о том, что всеобщий опрос 2014 года был "выбором на целое поколение", и торжественно обещал лечь костьми на пути признания нового. На следующий же день после закрытия избирательных участков в Шотландии он дал большое интервью газете The Daily Telegraph, в котором назвал идею проведения референдума "безответственной и безрассудной".

Ответ Николы Старджен, лидера ШНП и первого министра Шотландии, был жестким и однозначным: референдум состоится "при любой погоде". Комментируя победу своей партии, она предупредила Джонсона о том, что в случае блокирования организации всеобщего опроса он выступит не против ее партии, а "против воли шотландского народа".

Политический эксперт Олаф Стандо, отвечающий в ШНП за цифровую кампанию, напомнил консерваторам, что бывший премьер Британии Дэвид Кэмерон организовал референдум по Брекзиту при доверии в 37 процентов голосов, а нынешний премьер Борис Джонсон посчитал, что имеет мандат на выход из ЕС с результатом чуть более 43 процентов. Соответственно, по мнению эксперта, шотландские сепаратисты имеют теперь гораздо больше прав на организацию своего опроса.

Неслучайно в Британии давно обсуждается возможность повторного референдума о независимости по сценарию Каталонии, где в 2017 году пошли на проведение опроса вопреки прямому запрету, поступившему из Мадрида. Сама Старджен неоднократно заявляла, что не является сторонницей подобного сценария, но допускала любые опции принуждения Лондона к признанию легитимности будущего шотландского голосования. Она же допустила, что в случае блокирования со стороны британских тори спор по этому поводу закончится в суде.

В субботу, когда результаты голосования в Шотландии стали понятны, Джонсон решил предстать в роли миротворца, протягивающего своим оппонентам оливковую ветвь. Он предложил лидерам трех субъектов государства (Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия) собраться с ним на "Саммит единства", который он уже назвал "Командой Соединенного Королевства" (Team UK).

В свойственной ему пафосной манере британский премьер обратился к Старджен с призывом совместно бороться с общими "вызовами, беспрецедентными в нашей истории". И ни слова о том, что одним из таких вызовов является стремление шотландцев к независимости, подтвержденное свежим голосованием.

Судя по последним действиям Джонсона, он, несмотря на категорическое неприятие возможности проведения шотландского референдума, уже начал к нему активно готовиться. В конце концов, даже абсолютное большинство жителей Англии (не говоря уже о других субъектах королевства) накануне региональных выборов признали право шотландцев на повторный референдум в случае победы сепаратистов.

По сведениям ряда британских газет, на минувшей неделе Джонсон совещался с членами своего правительства на предмет вливания бюджетных миллиардов в строительство и ремонт автотрасс и железных дорог в Шотландии с целью продемонстрировать тамошнему населению выгоды от единого государства.

Кроме того, на уровне правительства обсуждается вопрос поддержки студенческих обменов — как зарубежных, так и между регионами Британии. Это важно с точки зрения юнионистов. Главная беда сторонников сохранения единого государства заключается в том, что против независимости Шотландии выступают в основном пожилые люди. Электоральную же основу сепаратистов составляет молодежь. Это и обеспечивает постоянный прирост рейтингов ШНП.

Неслучайно еще после первого референдума о независимости медиамагнат Руперт Мердок, очень хорошо разбирающийся во всех тонкостях политического устройства Британии, предположил, что самоуправление Шотландии "кажется неизбежным в течение следующих нескольких лет".

Свежий опрос, проведенный среди шотландской молодежи от 16 до 35 лет, показал, что уровень поддержки независимости от Британии в этой возрастной категории составляет 62 процента. Но юнионисты обрадованы тем, что эта доля сразу падает до 31 процента в случае, если молодежь убедить в снижении уровня жизни в независимой Шотландии. Из этого становится понятным, какую тактику выберет Лондон с целью изменить тревожные для себя тенденции: молодых шотландцев начнут запугивать перспективой резкого обнищания в случае выхода из Соединенного Королевства.

В этой связи сторонники единства Британии очень внимательно следили за результатами голосования в двух самых отдаленных округах Шотландии — на Шетландских и Оркнейских островах. Дело в том, что все экономические аргументы и расчеты ШНП о грядущем благополучии независимого региона строятся на "шотландской нефти", которую якобы отбирает Лондон (а именно на шельфе этих островов Британия добывает до 90 процентов своих нефти и газа). Но острова как раз меньше всего желают становиться частью независимой Шотландии и предпочитают оставаться в Великобритании.

Вот и сейчас, к радости юнионистов, островитяне проголосовали за представителей Либерально-демократической партии, яростно выступающей за сохранение общебританского государства. Но и здесь проявились опасные для Лондона тенденции.

Если два года назад представительница ЛДП Беатрис Уишард выиграла внеочередные выборы на Шетландских островах с комфортным преимуществом над кандидатом от ШНП (почти 20 процентов), то в этом году шотландские националисты сократили разрыв всего до семи. Если же сравнивать с результатами очередных выборов пятилетней давности, то ШНП нарастила свои показатели почти вдвое. При сохранении таких тенденций сторонники общебританского государства начнут проигрывать и на северных островах, лишив Лондон возможности применения маневра "сепаратизм внутри сепаратизма".

Можно смело утверждать, что прошедшие выборы — это новый этап борьбы Шотландии за обретение независимости. Судя по риторике основных игроков, борьба эта будет жесткой. И вне зависимости от ее финального исхода долгоиграющий конституционный кризис в королевстве, живущем без конституции, обеспечен.

144
Теги:
Шотландия