Лиепая

Убийца водителя трамвая в Лиепае раньше работал в полиции

803
(обновлено 15:19 02.04.2021)
Причины нападения на водителя трамвая в Лиепае пока неизвестны, задержанный мужчина знаком полиции

РИГА, 2 апр — Sputnik. Стали известны подробности о мужчине, задержанном вчера в Лиепае за убийство водителя трамвая, сообщает liepajniekiem.lv.

Вооруженное нападение на вагоновожатого в Лиепае было совершено накануне около 15 часов на одной из остановок, напротив бывшего административного здания "Лиепайского металлурга". Пассажир охотничьим ножом ударил водителя трамвая в шею.

​Нападавший был задержан сотрудниками полиции сразу после совершения преступления. 59-летний водитель трамвая был доставлен в Лиепайскую региональную больницу в тяжелом состоянии, к сожалению, спасти его не удалось.

​По информации портала liepajniekiem.lv, нападавший является бывшим сотрудником Государственной полиции.

"На данный момент могу сказать лишь то, что эта персона в последние годы в полиции больше не работает. Нападавший родился в 1959 году, и в момент преступления он находился в состоянии довольно сильного опьянения — 1,9 промилле. Также стоит отметить, что ранее он уже попадал в поле зрение полиции — он был наказан за использование чужой кредитной карты. Полиция продолжает выяснять мотивы происшедшего, но нынешняя информация гласит, что нападение на водителя трамвая не было спланировано", - заявила представитель Государственной полиции Гита Гжибовская. 

Сегодня суд решит, применять ли к подозреваемому в качестве меры пресечения заключение под стражу.

803
Теги:
Госполиция, Лиепая, Латвия
Государственная полиция Латвии

Доведение до самоубийства: инцидент в Тукумсе полиция не связывает с гомофобией

219
(обновлено 15:36 06.05.2021)
Молодой человек в Тукумсе получил тяжелые ожоги при невыясненных обстоятельствах и скончался; были высказаны предположения о том, что на него могло быть совершено нападение на почве гомофобии, однако Госполиция не нашла подтверждений этому

РИГА, 6 мая — Sputnik. Дело о смерти подожженного, а позднее скончавшегося сотрудника Службы неотложной медицинской помощи Нормундса Киндзулиса расследуется как доведение до самоубийства, передает BNN.

В Госполиции сообщили, что собранные в ходе расследования улики не дает основания считать происшествие гомофобным. Сейчас уголовный процесс квалифицируется по первой части 124-й статьи Уголовного закона Латвии — о доведении лица до самоубийства или попытки самоубийства в результате жестокого обращения с пострадавшим или систематического унижения его достоинства, если это лицо не находилось в материальной или какой-либо иной зависимости от виновного.

В полиции заверили, что расследование ведется под комплексным надзором прокуратуры, проверяются все версии, обстоятельства и факты, которые могли быть связаны с происшествием в Тукумсе.

В интересах следствия полиция не предоставляет более подробных комментариев.

Напомним, 23 апреля вечером в подъезде дома в Тукумсе произошел инцидент с пожогом 29-летнего Нормундса Киндзулиса. По словам Артиса, проживавшего с Киндзулисом в одной квартире, произошло нападение - злоумышленник якобы облил его друга воспламеняющейся жидкостью на лестничной площадке и поджег. Получив ожоги 85% тела, Киндзулис скончался в реанимации больницы в Риге.

Первоначально выдвигались подозрения, что инцидент с поджогом мог произойти на почве нетерпимости к представителям сексуальных меньшинств. По этому поводу высказались глава МИД Латвии Эдгарс Ринкевичс и президент Эгилс Левитс. Оба заявляли, что произошедшее недопустимо, отметив, что дело значительно усугубляет то, что основой трагедии могла послужить гомофобия.

Друг погибшего Артис утверждал, что нападавший до этого не раз угрожал им, потому что молодые люди проживали в одной квартире. Он требовал, чтобы они "убирались из города". Артис рассказывал, что полиция была в курсе, что им угрожают. Более того, молодые люди сообщали об этом даже на место работы человека, который осыпал их угрозами. Но никакой реакции не последовало.

Начальник Тукумсского участка Госполиции Янекс Бахс подтверждал, что полицейские получали заявление об угрозах в ноябре 2020 года. По его словам, информацию проверили и приняли решение не возбуждать уголовное дело. Бахс указывал на то, что это решение никто не обжаловал.

Позже в Госполиции заявили, что у них имеются некоторые отдельные факты, которые указывают на то, что погибший Нормундс Киндзулис, возможно, пытался совершить суицид.

219
Теги:
Госполиция, Латвия, Тукумс
По теме
Омбудсмен про нападение в Тукумсе: наше общество в основном нетерпимо
Президент Латвии назвал поджог человека в Тукумсе преступлением против общества
ЛГБТ-организация в Латвии объявила сбор средств на реабилитацию пострадавших в Тукумсе
Жертву трагедии в Тукумсе спасти не удалось
Ухудшение ситуации на автодорогах

Авария на тысячи евро: в Юрмале разбили дорогой суперкар

518
(обновлено 13:24 04.05.2021)
В дождливый понедельник водитель, находящийся за рулем эксклюзивного Ferrari, не справился с управлением и вылетел на тротуар

РИГА, 4 мая — Sputnik. В понедельник, 3 мая, в Юрмале на пересечении проспекта Дубулты и улицы Кляву из-за плохой погоды и скользкого асфальта разился эксклюзивный автомобиль Ferrari. Классический суперкар такой комплектации производился в период с 1991 по 1994 год, всего было выпущен 2 тысячи 261 экземпляр. Видео последствий аварии опубликовано в группе sadursme.lv в Instagram.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Sadursme (@sadursme)

Сообщается, что в понедельник в Юрмале был сильный дождь, местами даже шел мокрый снег, все это сопровождалось сильными порывами ветра. Дорожная полиция обращалась к автолюбителям по возможности избегать поездок на авто в этот день, а если уж пришлось отправиться в путь, то обязательно держать дистанцию и соблюдать скоростной режим.

Водитель Ferrari 512 TR явно пренебрег всеми напутствиями и вот результат - передняя часть дорого итальянского автомобиля разбита. Ремонт кузова обойдется хозяину автомобиля в сумму более 100 тысяч евро. Как отмечают очевидцы, судя по тому, что на месте не было карет скорой помощи, никто серьезно в аварии не пострадал.

518
Теги:
Латвия, Юрмала, ДТП
По теме
ДТП: микроавтобус на трассе Даугавпилс - Резекне чуть не свалился в речку
Смертельная авария на Видземском шоссе: полиция разбирается в деталях страшного ДТП
ДТП с косулей: машина покатилась кубарем
Пистолет-пулемет системы Судаева

Зимой обещали "выловить" всех: деятельность латышских партизан в 1942 и 1943 годах

0
(обновлено 20:25 08.05.2021)
Продолжаем погружение в события, происходившие на территории Латвии во времена Великой Отечественной войны. Вместе с историком Игорем Гусевым разбираем рейды латышских партизанских отрядов в Латвии в 1942-1943 годах

РИГА, 9 мая — Sputnik, Евгений Лешковский. В мае 1942 года три небольших партизанских отряда, укомплектованных главным образом бойцами и командирами 201-й Латышской стрелковой дивизии, а также добровольцами из числа эвакуированных из Латвии, перешли линию фронта, сосредоточились в Ленинградском партизанском крае юго-западнее Старой Руссы, и стали готовиться к дальнейшему пути. Их прибытие совпало с весенним наступлением немецких карательных экспедиций. В боях с ними приняли участие и латышские партизаны.

Отряд под командованием Отомара Ошкална 15 мая в оборонительном бою у деревни Большое Заполье причинил немалый урон подразделениям противника, которые при поддержке танков и бронемашин пытались прорваться по дороге Чихачево – Старая Русса. Партизанские разведчики и подрывники устроили несколько успешных диверсий и засад на коммуникациях карателей.

Латышскому партизанскому рейду не удалось выполнить поставленную задачу – укрепиться в Латвии и создать общий центр по руководству борьбой с немецкими оккупантами. Все же рейд имел большое значение для дальнейшего развития партизанской борьбы в Латвии, воспитал для латышских партизан командиров, у которых был богатый боевой опыт.

На основе опыта рейда были разработаны принципы партизанских действий и базирования, соответствовавшие условиям Латвии.

Действия партизанских групп в Латвии осенью 1942 года

В связи с неудачным исходом летнего рейда создание организационного центра партизанской борьбы в Латвии затянулось. Все же во главе некоторых групп уже стояли руководители, обладавшие необходимым опытом. Малая численность партизан, нехватка вооружения и боеприпасов, особенно взрывчатки, не позволяли проводить крупные операции против немецких оккупантов. Зачастую приходилось даже избегать столкновений с гитлеровцами.

Действия партизанских групп в этот период правильно охарактеризовал в своем отчете комиссар северолатвийских партизан А. Рашкевиц: "Что мы могли делать? Бороться против лживой пропаганды врага, организовывать людей, готовых поддержать партизан, создавать агентуру, производить разведку и – главное – популяризовать партизанскую войну; не избегать, естественно, столкновений с небольшими силами противника и уничтожать их, но не вступать в бой с крупными карательными экспедициями, которые могут нас разбить".

Северолатвийский партизанский отряд, несмотря на преследование со стороны полиции и карательных отрядов, продолжал успешно действовать благодаря правильно выбранной тактике, которая заключалась в сочетании кратковременного скрытого базирования с постоянным маневрированием. Партизаны все время перемещались из одного лесного массива в другой, путая следы и изматывая своих преследователей. Установленные партизанами осенью 1942 года связи с крестьянами надежно предохраняли их от ударов карательных экспедиций в зимний период.

Партизаны выяснили возможности ведения борьбы на обширной территории, познакомились с местными жителями, совершили ряд диверсий, разрушая телефонную сеть, железнодорожные пути, покарали нескольких предателей.

Характерной для условий Латгалии в этот период была деятельность Каунатской боевой организации, охватившая многие деревни Каунатской и частично Резненской и Пилдской волостей. Первые группы антинацистских патриотов, как об этом свидетельствуют материалы резекненской полиции, организовались здесь в начале 1942 года.

Вопрос о создании партизанского отряда в районе Каунаты стал особенно актуальным, когда сюда прибыла небольшая группа партизан 2-го латышского партизанского отряда во главе с В. Рубулисом. Он взял руководство организацией в свои руки. В сентябре удалось наладить связь с партизанами, базировавшимися в Освейских лесах, и было решено приступить к формированию отряда. "Мне удалось охватить часть Резекненского и Лудзенского уездов, установить связь также с городами Резекне и Лудза; кое-какая связь была и с Ригой. Было взято на учет 200 человек, готовых взяться за оружие", - писал В. Рубулис в своем отчете.

Собранного оружия было недостаточно, и формирования отряда затянулось. Гитлеровцам удалось заслать в подпольную организацию своих провокаторов. 21 сентября 1942 года в трех волостях были произведены аресты. Было схвачено 66 членов организации, при попытке к бегству убито два человека.

Аресты продолжались и позднее. Многие подпольщики были расстреляны в Резекне или погибли в гитлеровских лагерях смерти. В частности, были убиты четверо членов партизанской семьи Барщевских. Вооруженная группа партизан с боем прорвала вражеское кольцо и в ноябре влилась в ряды освейских партизан.

В сентябре-октябре 1942 года в восточную Латвию прибыли еще пять групп партизанских организаторов.

Зимой обещали "выловить" всех

Но с приближением зимы врагу удалось обнаружить базы всех трех групп, и эти группы также были рассеяны. В отличие от отряда Эзерниекса, они не сумели установить жизненно необходимый контакт с населением. К тому же радисты из-за плохой подготовки не смогли поддерживать постоянную связь с Центральным штабом партизанского движения. Оставшиеся партизаны ушли в подполье, кое-кто перебрался в белорусские леса.

К концу 1942 года в городах и сельской местности Латвии созрели силы антинацистского сопротивления, развернулась работа нелегальных организаций, но вооруженная борьба в целом еще не носила массового характера.

В условиях приближавшейся зимы, которые значительно усложняли действия партизан, не приходилось ожидать значительного роста партизанского движения. Такого мнения были печать и полиция оккупантов, обещавшие зимой "выловить" всех партизан. Однако именно зимой 1942/43 года в процессе организационного оформления и идейного созревания партизанского движения в Латвии произошел крутой поворот. В ряды активных борцов с гитлеровским режимом начали включаться все более широкие слои населения. В середине зимы на территории Латвии удалось, наконец, создать действенный организационный центр антинацистской борьбы.

Этому способствовала деятельность Латышского партизанского спецотряда (командир – Вилис Самсонс, комиссар – Отомар Ошкалн, секретарь партийной организации – Имант Судмалис, начальник штаба – Михаил Муравский, комсорг – Антоний Бунга).

Этот отряд в начале декабря 1942 года, в тяжелейших зимних условиях, проделав 200-километровый рейд и разбив в нескольких боях брошенных против партизан карателей, обосновался близ юго-восточной границы Латвии в партизанском крае в Освейских лесах (Белоруссия). Здесь в январе 1943 года при спецотряде устроила свою базу и развернула работу Оперативная группа ЦК КП Латвии и СНК Латвийской ССР – штаб по непосредственному руководству антинацистской борьбой в республике.

Совместная борьба латышских и белорусских партизан

Латышский партизанский спецотряд изначально насчитывал менее ста бойцов. Он был укомплектован главным образом из опытных бойцов Латышской стрелковой дивизии, а также из партизан – участников летнего рейда. Отряд был подготовлен для выполнения главной задачи – любой ценой закрепиться в лесах у самых границ Латвии. Латышский партизанский спецотряд, вооруженный автоматическим оружием и снабженный двумя рациями, перешел линию фронта в ночь на 5 декабря 1942 года севернее Великих Лук вместе с тремя отрядами 4-й Калининской партизанской бригады, которые возглавлял командир бригады Василий Лисовский.

Партизаны двигались по ночам, а к утру останавливались на привал и организовывали круговую оборону в дальних деревнях. За короткие зимние дни гитлеровцам не удавалось подтянуть крупные силы и окружить партизан, которые уничтожали на своем пути мелкие подразделения солдат и полицейских.

Крупные бои между карательными частями гитлеровцев и партизанами произошли ближе к границе Латвии, в районе Себежа. В ночь на 15 декабря противник силами трех батальонов трижды атаковал деревню Адерево (30 км севернее Себежа), в которой калининские и латышские партизаны остановились на двухдневный привал. Гитлеровцам не удалось выбить партизан из Адерева и оттеснить их к границе Латвии, вдоль которой три немецких батальона устроили засаду. В этом бою противник потерял 216 солдат и офицеров. Партизаны прорвались в южном направлении и, перейдя железнодорожную линию Себеж – Зилупе, оказались в Освейско-Себежском партизанском крае.

Обосновавшись в Освейских лесах, Латышский партизанский спецотряд с помощью русских и белорусских партизан начал предпринимать боевые действия на территории Латвии. Объединяя мелкие группы местных партизан, действовавших в пограничной полосе, отряд вырос в значительную боевую единицу, помог белорусским партизанам очистить от врага Освейско-Себежский партизанский край и организовать охрану его западных границ.

Боевые операции, осуществленные в начале 1943 года на территории Латвии, имели и большое политическое значение. Вести об этих операциях, быстро распространяясь по всей Латвии, помогали срывать гитлеровские мобилизационные планы, указывали путь к латвийскому партизанскому центру.

Совместно с калининскими и витебскими партизанами Латышский партизанский спецотряд провел несколько крупных операций.

Так, в ночь на 13 января 1943 года объединенные партизанские силы, проникнув на территорию Латвии, овладели волостным центром Вецслабада (35 км юго-восточнее Лудзы). В этой операции, помимо латышских партизан, участвовали также партизаны бригады им. Рокоссовского (командир – Александр Романов) и Дриссенской бригады (командир – Георгий Герасимов), два отряда Освейской бригады им, Фрунзе (командир – Иван Захаров), небольшой литовский отряд (командир – Пятрас Пранявичус) и по одному отряду из бригады В.Лисовского и бригады "Спартак" (командир – И.Петров).

Последний незадолго до этого прибыл в партизанскую зону из района Браслава вместе с латышской партизанской группой И.Барановского. Всего в операции участвовало 780 вооруженных партизан и 330 подвод с возницами.

Однако чаще латышские партизаны проводили небольшие операции собственными силами. 31 января 1943 года разведка Латышского партизанского спецотряда застигла врасплох и взяла в плен 8 стражников кордона Латышонки. В ночь на 4 февраля, совершив дальний рейд, ударная группа во главе с И.Судмалисом разгромила Рунденское волостное правление, полицейский участок и телефонную станцию.

Действия Латышского партизанского спецотряда в пограничной зоне вызвали тревогу в аппарате рейхскомиссариата "Остланд". Командующий полицией безопасности и СД Латвии срочно принял ряд мер, направленных против партизан. Одной из таких мер было создание широкой сети гарнизонов в пограничной полосе.

В соответствии с секретным приказом от 12 февраля 1943 года в Лудзенском и Даугавпилсском уездах было дополнительно создано 27 укрепленных "опорных пунктов", для которых было выделено 1000 полицейских во главе с немецкими офицерами.

Аналогичные шаги гитлеровцы предприняли также в Себежском и Дриссенском районах, чтобы полностью изолировать партизанскую зону также с севера и с юга. В январе немцам удалось вытеснить партизанские бригады Витебской области из "треугольника" Полоцк – Невель – Витебск и тем самым блокировать и восточные границы Освейско-Себежской партизанской зоны.

Продолжение следует.

0
Теги:
Великая Отечественная война, латыши, партизаны, Латвия
По теме
Последний этап подготовки к параду Победы на Красной площади
Путин поздравил лидеров и граждан иностранных государств с Днем Победы
Латышские штыки Великой Победы: настоящие герои Латвии